Мобильная версия
Войти

Сегодня 30 лет страшной катастрофе

 ↓ ВНИЗ

irkut
07.12.2007 00:05
Сегодня исполняется 30 лет со дня одной из крупных катастроф в истребительной авиации. 7 декабря 1977 года при производстве полетов в 192 иап на аэродроме г. Клин Московской обл. при заходе на посадку в условиях ниже минимума погоды разбились три истребителя Су-15тм, погибло три летчика: главный штурман авиации ПВО генерал-майор Кадышев, зам. командира полка летчик-снайпер полковник Фомин, командир звена летчик первого класса майор Тищенко. Трагедия разыгралась в течение 9 мин. За 9 минут оборвалась жизнь трех человек, разбилось три самолета, семьи остались без отцов.
Мы помним их :::.

Привожу воспоминания очевидцев:
Воспоминания летчика-инспектора полковника Беликова:
КАДЫШЕВ
'6 декабря 1977 года в самом конце рабочего дня генерал-майор авиации, главный штурман авиации ПВО Кадышев принимал у меня зачет по знанию нового Наставления по штурманской службе. Мои ответы не очень его устраивали, но он сказал: "Ладно, завтра полетаем, а потом еще поговорим". На следующий день рано утром выехали из Зари на его служебной машине в Москву на Ленинградский вокзал, чтобы до Клина добираться на электричке. Попутно ехала жена генерала, его заместитель Вася Пилюгин (тоже на полеты) и я. В электричке Кадышев подремывал и вдруг, встрепенувшись, сказал: "А знаешь, Юрка, у твоего метода есть один большой недостаток. При стандартном заходе я вышел под облака - и мне уже легче, а ты должен корячиться по приборам до самого дальнего привода!" Метод был, конечно, не мой, его предложили в ЛИИ МАП для самолетов, не оборудованных радиотехническими системами ближней навигации и захода на посадку (дальность - по радиолокатору системы РСП, высота - по самолетному высотомеру, глиссада без площадки на безопасной высоте), но меня удивило отношение к приборному полету. Я сказал об этом, но он засмеялся и ответил: "А все-таки, когда огоньки увидел - лучше!" Впрочем, к предстоящим полетам это отношения не имело: Су-15ТМ мог в автоматическом режиме идти почти до самой полосы (до высоты 40 метров). Кадышев потащил меня на метеостанцию, заслушал синоптика, проанализировал погоду. "Все! Теперь ни одна каналья не упрекнет нас, что мы не выполнили положенные действия. Поехали в гостиницу!". Дневной вылет прошел при минимуме погоды. Оставалась надежда, что будут и два ночных вылета при минимуме - класс подтвержден, а в Москве нас будет ждать машина Кадышева: до Зари без проблем. Вылетаем ночью. На высоте 350-400 метров - жиденькие кружева облаков. Облачность явно разрывает. Додержалась бы до второго полета. Выполнен перехват, иду на приводную станцию. Замечаю, что дальномер РСБН работает неправильно. Передал руководителю полетов. "Сейчас посмотрим" - и через минуту: "У нас все работает, смотрите на борту!". Это значит - смотреть на земле. Дальномеру я уже не верю. "Вам заход половинной высотой!". - "Выполняю". Приятно, что меня держат за своего: кустарный заход по усеченной схеме для хорошо подготовленных летчиков. Да, дальномер у меня не работает. Иду к безопасной высоте. Дальнего привода все нет. "Ваше удаление 6". Замечаю, что я провалился до высоты 150 метров. Но пока - в облаках! Сообщаю по радио: "150, в облаках". Кажется, меня забили другим выходом в эфир. Потом при расследовании мой выход в эфир не обнаружили. Внизу проплыл огонь на земле, но и он закрыт каким-то снежным зарядом. Все! Хватит! Надо переходить к заходу по посадочной радиомаячной группе. Увеличиваю обороты и пытаюсь уйти вверх к нормальной глиссаде, но какая-то неведомая сила тянет меня к земле. Понимаю, что это психологическое явление, и делаю то, что требует разум. Почти физически ощущаю крыши деревенских домов, над которыми проходит посадочный курс. Чувствую, что полет может закончиться неблагополучно. О чем может думать человек в такой критической ситуации? Трудно поверить, но мне стыдно, что в моем сейфе лежит проект приказа о допуске меня к вот таким полетам, в вот таких сложных условиях. Откроют и увидят... Звонит дальний привод. Планки положения собраны. Куда-то вбок проскакивает огонь "Бегущий олень". Чуть доворот. Оказывается, я вышел точно. "Высоковато идете!" Ничего, так и должно быть! Полоса просматривается, как через дно бутылки. Ясно: обледенение! Лед слетает. Машина на колесах. На пробеге даю команду: "Замерьте нижний край над дальним и ближним приводом". (У руководителя полетов на приводах были импульсные оптические высотомеры.) "Понял". Запрашивает на взлетную командир полка Мельников. Первая мысль - запретить ему вылет: погода! Но с другой стороны может потребоваться срочная доразведка погоды для посадки самолетов, может быть, даже на другой аэродром. Обычно в случаях резкого ухудшения погоды летчикам давали возможность 2-3 раза попытаться зайти на посадку, а потом принимали решение на уход на запасный аэродром или на катапультирование. Мельников взлетел на спарке МиГ-23уб. Его уровень подготовки, сам самолет и наличие второго летчика на борту обеспечивали достаточную безопасность полета (по крайней мере, до высоты принятия решения). Потом меня упрекали, что я не информировал руководителя полетов об ухудшении метеоусловий. Месяца два спустя мы встретились с ним, уже уволенным в запас, в ЛИИ, где ему помогли устроиться на работу. Я напомнил ему о своей команде замерить нижний край облаков на приводах и спросил, замерил ли он. "А что там было замерять? Сначала из облаков появились Ваши ноги, а потом и весь самолет, и все запасные аэродромы закрыты!" Тем временем заходивший вслед за мной Су-15ТМ вывалился из облаков с большим креном и, довернувшись над самой землей, помчался по бетону полосы. Зарулив на центральную заправочную, я не спешил выключать радио и слушал, что происходит в воздухе. "Ну, что, наверное, эти сядут и будем закрывать полеты?" - сказал техник, указывая на заводскую трубу, верхние огни которой были закрыты облаками. "Если сядут!", - буркнул я в ответ. Потом и этот ответ мне припомнили: значит, знал, что погибнут? Ну, почему - погибнут? Есть уход на второй круг, есть катапульты! Отключившись от радиостанции своего самолета, я поспешил на инженерный пункт управления. Ступени. Ручка двери. На горизонте полыхнул взрыв! Кто? Вхожу на ИПУ. "Кто заходил на посадку?" - "Сто двадцатый". Все! Кадышева нет. Беру микрофон громкоговорящей связи: "Угоняйте всех на запасные! Сколько можно держать?". Почему "держать"? Что "держать"? Язык мелет первое попавшееся. "Молчите все!" - отвечает по громкой руководитель полетов. В самом деле: теперь советчиков, решительных, хотя и не знающих обстановки, хоть отбавляй. Выхожу на улицу. Навстречу бегут наши инспекторы: "Видел? Уже второй упал!" Иду в комнату летчиков. Громкая связь. Задаю вопрос: "КП! Сколько самолетов в воздухе?" - "Сейчас, товарищ полковник, минутку". Значит, узнали по голосу. Ситуация буксует. Надо разрубать этот гордиев узел. Объявляю по громкоговорящей: "На аэродроме Клин всем посадку запрещаю!" Да. Решительно, но беспомощно. А с воздуха Мельников требует у руководителя полетов: "Брось транспортником заниматься, сажай основных!" Выходим на улицу. Прожектора горят. Тихонько садится Ан-26. Над нашими головами на малой высоте в облаках с небольшим правым разворотом проносится Су-15ТМ. Похоже, что уходит в зону для катапультирования. Звук удаляется. И вдруг в половину неба совершенно безмолвно возникает взрыв, и в эти клубящиеся огненные облака уходит и обрывается звук летящего самолета. Между первым и третьим взрывом прошло 8 минут и 8 секунд. Носовая часть самолета Кадышева после первого из этих трех взрывов пролетела еще 1300 метров и врезалась в окно кухни на первом этаже двухэтажного кирпичного дома. На кухне женщина готовила ужин. Чтобы лучше рассмотреть, что это там полыхнуло (первый взрыв), женщина бросилась в соседнюю комнату. Это спасло ей жизнь. В доме никто не пострадал. Пожар потом потушили. А Фомин и Тищенко тем временем продолжали заход на посадку.
ФОМИН
Фомин был заместителем командира полка. Как летчику-снайперу ему только что присвоили звание полковника. Он пришел на полеты в папахе, все его поздравляли. Он был высоким, сухощавым, кряжистым мужичищем, вежливым и почтительным к начальству. Его налет на истребителях превышал 4000 часов. Я сам видел, как он однажды садился на МиГ-23 в очень сложных метеорологических условиях. Был опытным руководителем полетов. Его Су-15ТМ чиркнул землю перед дальней приводной радиостанцией и взорвался. Это произошло минуты через три после падения Кадышева. Обломками снесло антенну ДПРС и убило пожилого мужчину. Ветеран благополучно прошел всю войну, а вот пройти в ту ночь по дороге до своего дома ему было не суждено.
ТИЩЕНКО
Майор Тищенко, летчик 1-го класса, летал уверенно, систематически, выполнял полет на своем аэродроме Клин. Конечно, его положение было осложнено тем, что уже была сбита антенна ДПРС, но тут настораживает одно: для всех погибших в ту ночь автоматический радиокомпас был основным инструментом захода на посадку. Тищенко проскочил начало аэродрома, немного уклонился вправо и в это время вышел из облаков. Вместо ожидаемой полосы он увидел несущиеся на него огни жилого городка и рванул ручку управления на себя. До земли оставалось всего 60 метров, а самолет в посадочной конфигурации и на малой скорости. Нельзя не учитывать и огромного нервно-психического напряжения, в котором находились все на земле и в воздухе в течение этих роковых восьми минут: в мирное время люди к смертям непривычны. Расследование обстоятельств и причин этой тройной катастрофы началось в ту же ночь. Из Днепропетровска на Ту-124 срочно прилетел командующий авиацией ПВО генерал-лейтенант авиации Москвителев. С ним мы проехали по местам падения самолетов, и я подробно доложил ему обстоятельства. Из Москвы приехал главнокомандующий войсками ПВО Маршал Советского Союза Батицкий со своим заместителем маршалом авиации Колдуновым и начальником политуправления войск ПВО генерал-полковником Бобылевым. Они последовательно опрашивали всех, кто имел какую-то причастность к происшествиям. Мои ответы их удовлетворили. Прослушали магнитофонную запись моей команды замерить нижний край облаков. "Что-то голос слабый", - пророкотал Батицкий. "Да он и сам напугался, в таких условиях заходил", - прокомментировал Колдунов. Я возражать не стал. Меня выпустили из когтей. В ту же ночь я опросил всех солдат и офицеров, которые работали на посадочных системах. По их ответам об удалении и высоте заходивших на посадку вырисовывалась картина, что все начинали снижение ближе, чем положено по расчетам и снижались со все увеличивающейся вертикальной скоростью. К выходу из облаков вертикальная скорость доходила до 20 м/с. По записям бортовых самописцев у всех погибших за 3 секунды до удара ручка управления самолетом взята полностью "на себя". Нижний край облаков был 70-60 метров. Куда же так торопились снижаться эти опытные летчики? Через 6 дней Москвителев приказал мне провести проверочные полеты в Клину по заходам на посадку. Подполковник Анищенко выполнил на Су-15ТМ пять заходов в автоматическом режиме. Во всех пяти заходах его Су-15ТМ выходил на полосу с отклонением от оси не более пяти метров. Мой Су-15ТМ также исправно реализовывал все режимы, которые я ему заказывал. В последнем заходе я дал команду отключить дальномер и стал заходить так, как обычно заходили в Клину: по АРК с контролем по дальномеру. На расчетном (в точке начала разворота на посадочный курс) дальномер показал удаление в полтора раза больше фактического. Я начал имитировать доверие дальномеру. На высоте 1000 метров я оказался на удалении 14 км (вместо 25 км по расчету). Пришлось увеличивать вертикальную скорость снижения. На высоте 600 метров дальномер показывал, что я подхожу к дальнему приводу. Я не успевал снижаться за показаниями дальномера. При фактическом удалении 6 км дальномер показал 0. Погода была ясная, светило солнце, получалось, что я смело шел в ту точку, в которую упали Кадышев и Фомин. Вертикальная скорость была 20 метров в секунду. Напуганный произошедшими катастрофами персонал радиолокационной системы посадки перешел на крик: "Уменьшить вертикальную! Запрещаю снижение! Выводи! Выводи!!" На подведении итогов расследования я напомнил о том, что в ночь катастроф был отказ дальномера. Генерал-полковник авиации Пстыго (впоследствии маршал авиации) стал ярко красным от гнева: "Вы пытаетесь увести расследование от истинных причин катастрофы!" Конечно, у катастроф не бывает одной причины. Например, однажды я сам слышал такие предполетные указания в Клину: "Погодные условия сегодня жесткие, поэтому никаких "директорных" и "автоматов" - только по АРК!" И экипажи надо было информировать о фактической погоде (хотя некоторые считали, что тут важно не напугать летчика преждевременно), и глиссады снижения контролировать более жестко. И без тренированности никуда не денешься: хотя у меня и был перерыв в полтора года в полетах ночью при минимуме погоды, но сработали те 200 заходов под шторкой, которые я выполнил на испытаниях по теме "Заход-73". Наконец похоронили участников, наказали виновников, и все ушло в историю. Остались только шрамы на совести...'

Воспоминания летчика полка Резниченко:
'На счет гибели генерала Кадышева - это произошло 7.12.77г. в 17.38 на Су-15ТМ при заходе на посадку попал в снежный заряд (видимость была менее 10м) и не поверив приборам и указаниям руководителя ближней зоны, начал производить посадку на освещённую улицу посёлка. Ошибку заметил поздно. Следом за ним заходил на посадку полковник Фомин. Из-за обмерзания ПВД (предположение обогрев не справился), самолет врезался в антенны дальнего привода. Третьим был мой командир звена майор Тищенко Владимир. Заходя только по одному ближнему приводу, промахнулся по полосе и при мин. остатке топлива ушел в зону катапультирования, но на высоте 30-40м обрезало оба движка, как потом выяснили, двигатели обледенели до второй ступени. Все три летчика погибли, пытаясь спасти машины, за 10 минут. Это все, что мне известно. С уважением, бывший военный летчик Резниченко Юрий.'

Выше приведенные воспоминания опубликованы в интернете, правда адреса не помню.
irkut
07.12.2007 00:10
Лично я, часть разыгравшейся трагедии, а именно гибель Фомина и Тищенко, видел своими глазами.
Из нашего окна на кухне в доме, где мы жили в клинском гарнизоне, был виден дальний старт аэродрома (в клинском полку старты именовались 'ближний' и 'дальний', 'ближний' в смысле ближе к гарнизону). А так как я в ту пору уже мечтал о небе, то любил наблюдать любое движение, происходящее на аэродроме и около него. Во время ночных полетов при заходе с дальнего старта включались прожектора и это мощное свечение было видно из нашего окна. Также было и в тот роковой день, включились прожектора, я смотрел в окно и ждал, когда промелькнет тень самолета в лучах света. Но вместо этого я увидел огромный вал пламени, который поднялся от земли и по дуге опять опустился на землю. Мы с мамой в это время были на кухне, мама, испугавшись побежала звонить на аэродром, т.к. отец тоже был на полетах. Я в испуге подбежал к балконной двери и все смотрел в сторону дальнего старта. Прожектора все еще светили, было ощущение, что их повернули в сторону глиссады. Тут я услышал удаляющейся шум самолета и через мгновение в темноте ночи, где-то в районе Немецкого поля (так называлось поле в лесу километрах в двух от гарнизона) поднялся огромный огненный гриб, это был Тищенко, как выяснилось позже.
Что примечательно, за минуты до катастрофы пошел сильный снег, видимость была очень плохой, прекратился снегопад также внезапно и быстро как и начался, когда все уже произошло.
Из переданного мне рассказа второго пилота, который летал в тот день на спарке МиГ-23 с командиром полка Мельниковым, много позже я узнал, что Мельников после трагедии пытался направить самолет в землю. Только угроза второго пилота, что если Мельников не возьмет управление, он тогда дернет ручки, отрезвили командира.
irkut
07.12.2007 00:20
Место ссобытий на Гугле
http://maps.google.com/maps/ms ...
irkut
07.12.2007 00:54
Этим летом посетил место, где погиб Тищенко. Место почти не изменилось, правда точно определить точку падения не удалось. Но помню, что ямка от удара была очень маленькая, где-то 2 на 2м, глубиной сантиметров 70. Обломки самолета, разрушаясь пролетели метров триста-четыреста, скосили лесок отделяющий место падения от немецкого поля. Удалось даже найти на месте фрагмент какой-то детали самолета. Привожу фото места падения и фрагмента детали.

http://ipicture.ru/uploads/071 ...
http://ipicture.ru/uploads/071 ...
irkut
07.12.2007 00:56
На этом поле разметало обломки самолета Тищенко В.

http://ipicture.ru/uploads/071 ...

irkut
07.12.2007 00:59
Это дом, в который врезались обломки самолета Кадышева, квартира на первом этаже, второе окно слева, в него влетел нос самолета.

http://ipicture.ru/uploads/071 ...

Вот окно крупным планом, отчетливо видна кладка кирпича вокруг окна после ремонта повреждений нанесенных обломками самолета и пожара. Правда, как рассказал местный житель, пожар потушили быстро, все залили пеной. В доме никто не пострадал.

http://ipicture.ru/uploads/071 ...
Device
07.12.2007 00:59
вечная память.........
irkut
07.12.2007 01:05
Привожу фото места падения самолета полковника Фомина. Дальний привод уже не действующий, транспортному отряду, который сейчас базируется на аэродроме Клин, он видимо не нужен.
http://ipicture.ru/uploads/071 ...
http://ipicture.ru/uploads/071 ...
http://ipicture.ru/uploads/071 ...

Направление от ДПРМ в сторону противоположную заходу Фомина, слева домик на территории ДПРМ, впереди строение какого-то колхозного хранилища, вероятно тогда его еще не было, иначе бы обломки самолета не смогли повредить антенны ДПРМ и убить мужика шедшего по дороге, которая проходит вдоль забора (на среднем плане фото).
http://ipicture.ru/uploads/071 ...

Посадочный треугольник, опрокинут в обратную сторону.
http://ipicture.ru/uploads/071 ...

Каллен
07.12.2007 01:13
.....
Подполковник ВВС
07.12.2007 01:54
...
irkut
07.12.2007 09:08
Может кто-то из посетителей данного форума может дополнить подробностями этот случай, все-таки остается до конца не ясно почему потеряли три самолета, почему группа руководства вовремя не информировала об отклонении от глиссады и резком снижении, или же они после падения Кадышева были в кратковременном ступоре, а события развивались стремительно? Почему не катапультировался Тищенко, когда ему уже было все понятно о произошедшем на земле? По моему мнению, скорее всего он увидев, что несется на гарнизон, отворачивал в сторону, а потом уже не хватило времени.
Из версии Беликова следует, что неисправность была в дальномере, но все упали в разных местах, а не просто на курсо-глиссадной прямой. Скорее всего там все наложилось в короткий промежуток времени и человеческая машина дала сбой, не была готова к такому развитию ситуации.
Topper
07.12.2007 10:15
...
Историк
07.12.2007 11:32
irkut:
Большое спасибо за рассказ!



Вечная память погибшим...
ip
07.12.2007 11:58
...
Внук военлёта
07.12.2007 12:30
...
Алёнка
07.12.2007 12:49
Вечная память!
Дядюшка Эх
07.12.2007 13:09
...
378
07.12.2007 13:36
McSASH
07.12.2007 17:08
...
AK
07.12.2007 18:56
Стакан - не чокаясь!!!
scorpions
07.12.2007 19:25
Читаю и мурашки по коже от таких катаклизмов, очевидцам наверное казалось что весь мир сошел с ума.
irkut
07.12.2007 21:05
После этой катастрофы весь гарнизон, да и город тоже были как в оцепенении, никто не мог поверить, что такое возможно. Около месяца полк не летал, потом все встало на свои места и пошло, поехало. Тогда налет в самые плохие по метео месяцы составлял в среднем 10 часов. Это у обычного летчика полка. Летали очень много, требования по подготовке пилотов были очень жесткие.
Са шок
07.12.2007 22:15
Действительно ТРАГИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ. Всё свелось к одному... Искренне жаль...
Призрак стали
08.12.2007 19:46
Вечная память!..

А кто что знает - что было обнародовано как причина, кого посчитали виновными и что с ними сделали?
Sl
08.12.2007 22:19
. . .
irkut
09.12.2007 20:46
2 Призраку стали
Что мне известно, так это то, что ком. полка, РП, и метеоролога уволили из армии. Остальным наверное раздали "пряники" по заслугам. Полк в 1980г. расформировали, хотя это скорее всего была последняя капля в чаше нерешительности, оставить полк или убрать? Т.к давно витали слухи о расформировании и это раньше или позже произошло бы. Катастрофа послужила мощным толчком, чтобы разрубить эту проблему. Просто летать в московской зоне было уже негде, да и другие самолеты вот, вот должны были появиться.
ASAT
09.12.2007 21:14
...
ASAT
09.12.2007 21:17
Max
14.12.2007 16:20
Иркут, спасибо за рассказ. А не знаете, есть ли сейчас в гарнизоне что-то вроде музея полка?
Viktor
14.12.2007 16:30
MajoR
14.12.2007 23:38
2irkut:
Спасибо за напоминание о таких событиях. Не перевелись еще, значит, люди. Об этом никоим образом нельзя забывать.
Добро пожаловать к нам на андреапольскую ветку.
http://www.forum-avia.ru/forum ...
Мы там, кстати, тоже вспоминали об этой катастрофе. Похожая катастрофа в условиях жесткого погодного минимума, правда, с участием одной спарки Су-15, была в Андреаполе 10.02.1977, когда погибли п/п-к Котко и м-р Кожевников.
Между прочим, никто не может вспомнить номер клинского полка. Какому корпусу он подчинялся?
irkut
15.12.2007 13:03
2 Major, Max

Музея полка нет, да его и не было при жизни.
Номер полка 192 иап, в/ч 18366, подчинялся он Савасейскому центру переучивания 148 ЦБП и ПЛС. Правда подчинен он был Центру в 1952г., существовал ли полк до этого не знаю.
Называли его 3 полком. Логика такой конструкции проста, в эти годы сформировались ПВО как вид ВС СССР и надо было летающей верхушке ИА ПВО где-то подлетывать, вот и создали такую структуру, его раположение было удобно чтобы ездить из Черной, хотя в процессе переучивания полк мне кажется не занимался, хотя могу ошибаться, т.к. я был в ту пору пацаном.
С сыном Катко (Катко Борис) я служил в Саваслейке, он сейчас уволился и живет кажется в Ейске.
ANDR45
15.12.2007 13:21
Вечная память
Л.С.
15.12.2007 16:50
Вечная память.........
Max
15.12.2007 18:10
Иркут, спасибо за информацию. Надеюсь буду скоро в Клину, заеду в гарнизон, пройдусь по улочкам боевой славы...
MajoR:
20.12.2007 23:49
2irkut
С сыном Котко во время отдыха в Сухуми летом 1973 года мы жили в одной маленькой хибаре, которую снимали у местного абрека, а затем на "вертикалку" с шлюпки, взятой напрокат, втроем ( я, он и его отец ) ловили ставридку на взморье напротив пляжа санатория МО ПВО. Хорошее было время! Что его звали Борис, даже и не запомнил. Он, кажется, был на год старше меня, и в Андреаполе мы как-то не поддерживали дружеские отношения. Обратил внимание, что ты написал фамилию через "а". Я поначалу тоже так писал, но потом меня поправили. А вообще, как правильно?

Обратил внимание на фотографии, что досы военного городка, один в один с андреапольскими. Отец сказал, что военные городки Андреаполь и Клин строили в одно и то же время, в середине 50-х годов.

По ходу дела сразу же несколько вопросов. Каким образом носовая часть самолета угодила в окно дома? Что, самолет настолько ушел в сторону от посадочной глиссады? По Беликову и Москвителеву они все разбились на посадочном курсе. Или посадочный курс проходил рядом с домом?
Михаил М
21.12.2007 00:32
Об этой трагедии узнал ещё курсантом, но таких подробностей не знал. Большое спаибо !
Вечная память
21.12.2007 04:51
цену жизней количеством не меряют
irkut
21.12.2007 09:59
2MajoR

1.Относительно фамилии Катко, не скажу как правильно и сам не знаю.
2. Носовая часть въехала в окно дома, потому что самолет Кадышева после удара об землю протащило до жилого дома и он протаранил носом окно на первом этаже и загорелся.
3. все это происходило в деревне Новощапово и никаким образом городка не касалось.
Глиссада проходит последовательно над несколькими поселками, самолеты в некоторых местах заходят практически над крышами домов. Если посмотреть по ссылке на Гугле, там все хорошо видно кто где упал, где глиссада, где гарнизон.
4. Беликов произвел посадку за минуты до катастрофы и сделать что-либо не успел,
как описано в его воспоминаниях, было сильнейшее обледенение. Москвителев в Клину вообще не присутствовал.

2авфы
Нет не крутовато, просто эти события произошедшие на моих глазах оставили след в душе на всю жизнь, погибли люди, некоторых из них я знал, погиб отец Олега Тищенко, с которым мы учились в одном классе. Просто сравнивать катастрофы над Боденским озером и эту нельзя, а чтобы оценить и выразить одним словом катастрофу, например над черным морем и подобные, нет таких слов и выразить словами это невозможно. А в этом случае помоему еще возможно подобрать фразу. Да и не в словах дело, а дело в отношении к событиям, которые они обозначают...




21.12.2007 20:21
.....
Alex Skyboy
21.12.2007 21:20
...

Спасибо ipkut
Виктор Егорович
02.07.2008 00:00
Иркуту!
Спасибо, версия расформирования абсолютно правдоподобна.
Подобная история по расформированию произошла в Горелово под Ленинградом в1964-1965гг.
11гв. ИАП .Была построена новая тогда - ныне действуящая старая полоса в Пулково летать в зоне стало тесно, разговоры о расформировании велись несколько лет : ноябрь1964г
в ночные полеты не вернулся МиГ 17 летчик Феликс(фамилии не помню, мне 8 лет)
поиски до марта 65 г безрезультатны.Феликс не найден до сих и это под Ленинградом в 100 км. р- он д. Котлы.
Мговеноо и безоговорочно приказ о расформировании в апреле месяце , в гвардейском полку еще служили 2а летчика летавшие с апреля 1945 г.Опыт
передавать в том числе и боевой было кому , не посчитались ни с чем.
Трагедия дала ускорение давно созревшим решениям .
Вечная Память погибшим в Клину и Горелово!
DJS
07.07.2008 21:17
...
Leks_58
Старожил форума
05.07.2010 01:12
Вечная память погибшим!
Не забыть этот день 7.12.1977. Я служил срочную во 2-й роте связи в в/ч 03034. Мы обеспечивали связь штурманов наведения с истребителями. Во время этих полетов я как раз обслуживал работу УКВ радиостанций. Помню то замешательство, царившее на командпом пункте, когда при посадке за несколько минут один за другим исчезли три истребителя. Все они ушли, не успев сказать в эфир ни слова об опасности. Все разговоры записывались на десятидорожечный магнитофон П-700. На следующий день я демонстрировал эти записи (переписанные на студийный магнитофон "Тембр") приехавшему из Москвы на разбор случившегося Батицкому и другим( с ним прибыло несколько генералов, маршал Савицкий и другие офицеры). Совещание происходило в одной из аудиторий штаба полка. Мне одному из срочников довелось присутствовать на этом совещании только потому, что магнитофоном нужно было кому-то управлять. Помню меня девятнадцатилетнего пацана поразила атмосфера этого совещания концентрацией интеллекта, взвешенностью каждой фразы. Помню, что после этого дня мы уже не видели в гарнизоне ни командира полка( самолет которого после катастрофы еще находился в воздухе и потом благополучно приземлился), ни руководителя полетов.
irkut
Старожил форума
10.12.2017 19:13
Помянем, 7 декабря исполнилось 40 лет.
Helimika
Молодой боец
14.08.2018 12:51
Привожу фото места падения самолета полковника Фомина. Дальний привод уже не действующий, транспортному отряду, который сейчас базируется на аэродроме Клин, он видимо не нужен.
http://ipicture.ru/uploads/071 ...
http://ipicture.ru/uploads/071 ...
http://ipicture.ru/uploads/071 ...

Направление от ДПРМ в сторону противоположную заходу Фомина, слева домик на территории ДПРМ, впереди строение какого-то колхозного хранилища, вероятно тогда его еще не было, иначе бы обломки самолета не смогли повредить антенны ДПРМ и убить мужика шедшего по дороге, которая проходит вдоль забора (на среднем плане фото).
http://ipicture.ru/uploads/071 ...

Посадочный треугольник, опрокинут в обратную сторону.
http://ipicture.ru/uploads/071 ...

Здравствуйте irkut и другие участники форума. Я ищу любую дополнительную информацию, по этой катастрофе. Увидел, что тут выкладывались фото на обменник, но это было давно и сейчас они не доступны. Очень хотелось бы с ними ознакомиться. Пожалуйста, помогите их найти!
Helimika
Молодой боец
14.08.2018 12:52
Особенно интересует падение Фомина.
Helimika
Молодой боец
14.08.2018 13:31
И может быть кто то опытный поможет обьяснить следующую ситуацию-
"В последнем заходе я дал команду отключить дальномер и стал заходить так, как обычно заходили в Клину: по АРК с контролем по дальномеру. На расчетном (в точке начала разворота на посадочный курс) дальномер показал удаление в полтора раза больше фактического. Я начал имитировать доверие дальномеру. На высоте 1000 метров я оказался на удалении 14 км (вместо 25 км по расчету). Пришлось увеличивать вертикальную скорость снижения. На высоте 600 метров дальномер показывал, что я подхожу к дальнему приводу. Я не успевал снижаться за показаниями дальномера. При фактическом удалении 6 км дальномер показал 0. Погода была ясная, светило солнце, получалось, что я смело шел в ту точку, в которую упали Кадышев и Фомин. Вертикальная скорость была 20 метров в секунду."

Ну хорошо, дальномер врал, но он же должен был врать на всем диапазоне. Тогда зачем было начинать более активное снижение? То есть, когда летишь в облаке, визуального контакта с полосой нет и ты веришь компасу, дальномеру и высотомеру, нет причин начинать более активное снижение. А если, вдруг, такая причина и появилаь, то почему опытные летчики допустили такую высокую скорость снижения на посадке? Даже если бы они думали - вот вот полоса, нужно снижаться быстрее, но окажись полоса в расчетном месте, как бы они прекратили снижаться, если вертикальная скорость дошла до 20мс? Или если бы машина не обледенела это был бы стандартный заход на посадку? Вряд ли.
Действительно, почему Кадышев встретился с землей сильно левее оси полосы? По карте видно, что Фомин шел как раз по оси. И еще вопрос по самолету Тищенко. Из описания следует, что он пролетел начало полосы, вывалился из облаков и увидел огни Клин-5. После чего дернул ручку управления на себя. Но упал он, примерно в 800 метров правее середины полосы. Просто
не верится, что он мог настолько резко изменить курс на 90 градусов правее. Полагаю, что он вышел из под облаков раньше начала полосы.
Helimika
Молодой боец
14.08.2018 13:34
Или он настолько ошибся с курсом, но тогда его плохо было бы видно с аэродрома.
Helimika
Молодой боец
14.08.2018 13:37
Да и вектор разброса осколков самолета указываеет, что он уже двигался под 90 градусов к полосе во время касания земли.




 

 

 

 

← На главную страницу

Чтобы публиковать комментарии, вы должны войти на сайт.

Реклама на сайте Обратная связь/Связаться с администрацией
Рейтинг@Mail.ru