Мобильная версия
Войти

Радиобайки из жизни эртосников

 ↓ ВНИЗ

1234567

Алексей Павлович Крынин
07.09.2007 01:28
Уважаемые коллеги.

Читаю на других ветках рассказы и байки лётчиков-вертолётчиков, авиатехников и трактористов, и так хорошо на сердце становится, просто не передать. А ведь и нам, эртосникам, есть что рассказать друг другу, у нас всяких случаев в жизни было не меньше. Но мне, например, за все мои 59 лет ни разу не приходилось читать ни одной строчки о нашей работе, кроме как в учебниках, технических описаниях и инструкциях. Не знаю, может, это только мне так не везло, но так уж случилось, хотя до сих пор я читаю запоем из-за боязни того, что большая часть моей библиотеки так и останется не прочитанной.

Знаю, что эртосники - народ очень грамотный, интересный и сообразительный, шутки и приколы у них в крови. Всю жизнь с ними провел, и в компаниях развлекаться приходилось, поэтому никогда не забуду, как наши жёны всегда нас ругали за наши бесконечные застольные разговоры об отклоняющих катушках и диаграммах направленности.

Вот я и подумал, почему бы нам не отвлечься от всяких вредных для здоровья тем на форуме Avia.ru и не поговорить о нашей эртосовской жизни, не менее захватывающей, интересной и романтичной, чем у всех других авиаторов. Почему бы не вспомнить разные необычные случаи, они ведь у всех у нас были. А кто как не эртосник лучше всего поймет эротосника? Да и другим наши секреты будут интересны. Ведь мы же о них читаем и с большим удовольствием.

Ну, как? Идёт? Уговорил?

Для затравки могу предложить вот такой реальный случай, имевший место в самом начале моей профессиональной деятельности но объекте РСП в аэропорту Уфа.



Токи Фуко

Когда в нашей аэропортовской столовой появились лёгкие и блестящие алюминиевые тарелочки с гофрированными бортами, богатое техническое воображение наших радиотехников сразу нашло для этой одноразовой посуды много областей применения, не предусмотренных изобретателями. Техническое творчество масс тогда было в самом расцвете, и на самых разных объектах аэропорта можно было увидеть много всяких поделок, в которых удачно использовались пока ещё непревзойдённые характеристики нового материала.

Не отставал от этого повального увлечения и наш сплочённый коллектив объекта РСП (радиолокационной системы посадки самолетов). Поскольку творчество носило коллективный характер, трудно сказать, кто конкретно предложил воплотить в металле конструкцию, ставшую потом шедевром. На него приезжали посмотреть со всего аэропорта, но повторить никто не мог, так как в состав конструкции входили очень дефицитные компоненты, которые применялись только в нашем оборудовании.

Как известно, у истинного радиолокационщика вид вращающейся или сканирующей антенны вызывает в душе резонансные колебания особых струн, настроенных на частоту вращения или сканирования. Поэтому он готов смотреть на такую картину часами, хотя инструкция по технике безопасности черным по белому запрещает ему обращать свой взор на работающую антенну и предписывает надевать в подобных случаях специальный СВЧ-костюм и защитные очки. Надо ли говорить, что все, кто заходили к нам в лабораторию РСП и видели на стенде подсвеченную снизу вращающуюся радиолокационную параболическую антенну, точный уменьшенный макет настоящей, долго и с нескрываемым восхищением не могли глаз от неё отвести, настолько завораживала она воображение.

Когда наступало удовлетворение от увиденного, эмоции плавно переходили в разумное восприятие действительности. Никаких микродвигателей, редукторов и других подобных узлов конструкция не содержала, никаких звуков не издавала, но, тем не менее, антенна медленно вращалась, осматривая окружающее пространство и таинственно поблескивая облучателем и другими узнаваемыми формами. Едва сдерживаемое любопытство заставляло гостя перейти к вопросу, за честный ответ на который когда-то можно было и сгореть на костре:

- Почему же она вертится?

Все с нетерпеньем ждали этого вопроса, а получив его, кто-нибудь из нас небрежно так, не отрываясь от работы, бросал сквозь зубы:

- Да, ерунда, токи Фуко.

- Токи Фуко?! Ты смотри, никогда бы не подумал!

Обычно на этом диалог заканчивался. Самые любопытные знакомились с конструкцией подробнее. А она была очень простой. Основой служил отработавший свой ресурс высоковольтный кенотрон. Вывод его анода был остро заточен, и на этом острие находилась сбалансированная антенна, все элементы которой вырезались ножницами из тех самых одноразовых тарелочек.

От обычного накального трансформатора на лампу подавалось напряжение накала, в результате чего лампа светилась. Форма основания антенны была сделана такой, чтобы легкая конструкция вращалась от слабого потока воздуха, обтекающего снизу вверх нагретую электронную лампу.

Но кому-то из нас пришло в голову объяснить самому первому посетителю, что вращение антенны объясняется возникновением токов Фуко в материале, из которого была изготовлена антенна. А причину возникновения токов Фуко мы объяснили прохождением по цепи накала переменного тока значительной силы. Токи Фуко вызывали появление в пространстве вокруг антенны электромагнитного поля, которое взаимодействовало с магнитным полем Земли и приводило к вращению антенны.

Слухи о необычной конструкции, работающей с использованием токов Фуко, распространились по всему аэропорту очень быстро, служба-то наша тогда называлась службой радионавигации и связи. Не меньше недели мы радушно принимали гостей и показывали чудо новаторской мысли, а когда ехали вечером домой, в автобусе то здесь, то там были слышны разговоры о наших токах Фуко. Счастью нашему не было предела!

Теперь как вспомню обо всем об этом, на душе становится очень тепло и возникает подозрение, что те самые токи Фуко сохранились в ней и продолжают действовать по сей день.
Алексей Павлович Крынин
09.09.2007 20:40
Не разобрало.

Ну, тогда еще одна история.
-----

Мурмур
или
Методика использования кошки домашней для прокладки высокочастотных кабелей в кабельной канализации зданий и сооружений гражданской авиации

Ни для кого не секрет, что собаки и кошки - это равноправные члены трудовых коллективов на всех объектах радиотехнического обеспечения полётов и электросвязи гражданской авиации. Некоторые почему-то считают, что пользу для объектов приносят только собаки, охраняя дорогостоящее оборудование, здания, сооружения от нашествия аборигенов. И что, вроде бы, кошки предназначены только для забавы, снятия стресса и подтверждения факта возможности выживания в условиях всяческих излучений.

Но это далеко не так. И кошка, если думать головой, может принести пользу. Как известно, вкус кабельной продукции, проложенной в кабельных каналах зданий и сооружений гражданской авиации очень даже нравится всяким мышам и крысам. И кошка тут просто незаменима. Но есть и другие направления в технической эксплуатации сложного радиоэлектронного оборудования, в которых можно успешно использовать кошку. Не слышали?

Рассказываю.

В январе 1981 года направили меня в командировку в Москву получать на заводе-изготовителе новый обзорный радиолокатор 'Меч' (1РЛ-139). Полетел я туда не один, а с двумя вохровцами, которые должны были сопровождать оборудование в дороге. На заводе возникли разные проблемы. То обнаружилась неполная комплектность оборудования, пришлось ехать в ЦУЭРТОС (Центральное управление эксплуатации радиотехнического оборудования и электросвязи), чтобы уладить все дела, то 'вертушки' с платформами и вагоном не было. В общем, две недели мы прожили там в общежитии, и за это время к нам привязался чудесный котёнок, красивый, пушистый, ласковый такой, всё 'мур-мур' да 'мур-мур', поэтому мы и стали звать его Мурмур.

Так и жил он с нами, помогая коротать время, а когда пришла пора уезжать, жалко стало с ним расставаться, оказалось, что и мы к нему привязались. Мы посоветовались, и вохровцы решили взять котёнка с собой в дорогу. Я принял от завода оборудование по описи, расписался в нужных документах, помахал мужикам на прощание, когда четыре платформы и вагон-теплушка с оборудованием отправились в дорогу, а сам полетел домой на самолете.

Примерно через неделю груз прибыл прямо к нам в железнодорожный тупик, недалеко от аэропорта, и мы поехали туда, чтобы передислоцировать всю технику и оборудование на объект 'Сатурн', на котором я тогда и работал старшим инженером. Больше всего меня интересовало, как доехал наш Мурмур. Оказалось, что лучше всех. И если мужики за время дороги немного одичали, отрастили бороды, то этот путешественник за время поездки даже немного подрос и поправился. Когда я позвал его, он выпрыгнул из вагона прямо ко мне на грудь, залез под шубу, и мы не расставались с ним всю оставшуюся дорогу до 'Сатурна'.

Привез я его к себе на объект, поставил на довольствие, и стал он у нас жить вместе со всеми другими собаками и кошками, которые были у нас до него. Быстро освоился, прошёл стажировку у старожилов, сдал зачёт на допуск к самостоятельной работе, в общем, всё как положено, и стал незаметно делать своё дело, защищая радиолокационную позицию от грызунов.

Мы в это время занимались монтажом нового радиолокатора. Была зима, вся территория была засыпана снегом, поэтому главной проблемой оказалась прокладка кабелей по существующим кабельным каналам и трассам. Летом можно было бы открыть все каналы, снять крышки с люков и спокойно протянуть все кабели. А тут всё казалось под толстым слоем туго спрессованного снега, раскапывать который особого желания никто не испытывал. Поэтому искали различные обходные пути и способы, чтобы и работу сделать, и снега поменьше перекидать.

Дошла очередь до прокладки высокочастотных кабелей из аппаратного зала на сопки, где были установлены на артиллерийских лафетах вращающиеся ППК (приёмо-передающие кабины) с антенными системами. Ситуация усугубилась тем, что в кабельном канале, ведущем на одну из сопок, не оказалось заготовки, с помощью которой можно было бы протянуть кабели. Безуспешно стали выяснять, куда она делась, кто последний прокладывал кабели по этому каналу, но всё это никак не могло вернуть заготовку на предназначенное ей место.

Противоположный конец канал выходил в открытый колодец, светился далеко в темноте, но как до него добраться, никто предложить не мог. С обеих сторон канала пробовали протолкнуть проволоку, но она постоянно натыкалась на какие-то препятствия, на другие кабели и до противоположного конца канала не доходила.

И тут нам помог наш любимец Мурмур, который вместе с нами исследовал вскрытый кабельный канал. Мы обвязали котёнка тонкой бельевой веревкой, запустили в канал и закрыли все крышки. А потом я позвал его с противоположного конца канала. Мурмур как ни в чём не бывало вылез оттуда, мы отвязали от него верёвку и протянули с её помощью заготовку из проволоки.

Дальше всё пошло как по маслу, и через некоторое время обзорный радиолокатор 'Меч' после его лётной проверки был принят в эксплуатацию. Когда я принес утверждённые акты ввода оборудования, Мурмур вспрыгнул на мой стол и с полным правом оставил на актах отпечатки своих лап, после чего я положил акты в несгораемый сейф и дал радиолокатор в работу. Все формальности были соблюдены до точки.

Мурмур после своего подвига совсем не загордился перед своими коллегами и не качал свои права. Он так и продолжал круглосуточно выполнять прежние функции, не требуя от меня ни повышения в классе, ни новой должности, ни доплаты за расширенную зону обслуживания, ни сокращённого рабочего дня за работу во вредных условиях, ни дополнительного отпуска.

Но из того молока, которое каждый день привозили нам на 'Сатурн', чтобы помочь нашим организмам вывести наружу вредные вещества, мы в награду наливали ему столько, сколько он мог выпить. На собраниях и в других удобных случаях мы всегда ставили его в пример другим котам и кошкам, а также вспоминали о его самоотверженном подвиге на всех наших общих мероприятиях.

И самое главное, за все время, которое мы вместе с ним работали на 'Сатурне', Мурмур ни разу не вспомнил о своем московском происхождении. Уж не знаю, что он рассказывал новым друзьям о своей московской жизни и недельном путешествии по железной дороге в суровых зимних условиях, но мне он не сделал ни одного упрёка за то, что я увёз его из Москвы на периферию, почти до границы Европы с Азией. Эту врождённую скромность я ценил в нём больше всего. Редкое качество.
09.09.2007 22:14
Дальше всё пошло как по маслу, и через некоторое время обзорный радиолокатор 'Меч' после его лётной проверки был принят в эксплуатацию. Когда я принес утверждённые акты ввода оборудования, Мурмур вспрыгнул на мой стол и с полным правом оставил на актах отпечатки своих лап, после чего я положил акты в несгораемый сейф и дал радиолокатор в работу. Все формальности были соблюдены до точки.


+5!!! :)
Алексей Павлович Крынин
13.09.2007 23:23
Так, что стоим? Кого ждём?

Уважаемые и любимые мои эротсники. Вы что же думаете, что я так и буду толкать вперёд эту ветку? Очередь за вами! Неужели никаких случаев в эксплуатации не происходит? Ни за что не поверю! Давайте, подключайтесь, а то я уже начинаю выдыхаться.

Но ещё об одном случае могу рассказать.
-----



Это не фотоны!

Одного из наших техников, поступившего на заочное отделение МИИ ГА (Московский институт инженеров гражданской авиации), в качестве поощрения перевели на должность инженера. Дипломированных инженеров тогда было очень мало, в основном, на объектах работали инженеры-практики, поэтому наше начальство всячески поощряло тех, кто изъявлял желание повысить уровень своего образования.

Надо заметить, что учиться заочно в те годы было совсем не просто, надо было многим пожертвовать в своей жизни, чтобы получить диплом, но уровень этого образования оставлял желать лучшего. И если ближайшая ступенька в карьере еще как-то преодолевалась, что позволяло хоть и не намного, но поднять зарплату, то о следующих шагах можно было забыть раз и навсегда. Не было к заочникам ни доверия, ни уважения, вероятно, и сами они были во многом виноваты, но, как мне кажется, большая вина лежала на системе их обучения.

До поступления в институт герой моего рассказа работал техником, был на хорошем счету и не особо задумывался над всякими теоретическими проблемами. Побывав пару раз в своём институте, он стал замечать, что жизнь совсем не так проста, как ему это казалось, что всё в мире подчиняется действию законов, которые ему пока ещё не известны.

Самое главное, он надеялся, что в скором времени изучит все эти науки и будет понимать с научных позиций всё, что происходит в нашей жизни. И стал он подводить 'научную базу' под все события, которые с ним случались. Мы все ему в этом 'усердно' помогали, подсказывая самые невероятные объяснения простейших жизненных фактов.

Я в те годы работал старшим инженером РСП (радиолокационная система посадки самолётов), которая находилась рядом со зданием ДПСП (диспетчерский пункт системы посадки), где работал наш герой. Прихожу как-то на работу, а инженер этот как раз сдавал свою смену. Подходит он ко мне и говорит:

- Слушай, Палыч, я тут столкнулся со странным явлением, а объяснить его причину никак не могу. -

Инженер подвёл меня к сдвоенному выключателю у входа в линейно-аппаратный зал.

- Вот смотри. Включаю вентилятор. -

Он включил правый выключатель. Включился потолочный вентилятор и стал обдувать нас потоком воздуха.

- Выключаю. -

Вентиляторы выключился. Инженер смотрел на меня, я - на него.

- Ну и что? - спросил я. Нормально включается и выключается.

- А вот что, - продолжил инженер. - Включаю освещение.

Он включил левый выключатель. В линейно-аппаратном зале включились люминесцентные потолочные светильники общего освещения.

- Все лампы горят, - заметил я.

- Не спеши, Палыч, смотри на вентилятор.

Вентилятор стоял неподвижно.

- Теперь ещё раз включаю вентилятор. -

Инженер включил правый выключатель. Вентилятор стал вращаться.

- Теперь выключаю вентилятор. -

Инженер выключил правый выключатель. Вентилятор сбавил обороты до минимума, но не остановился, а продолжал очень медленно вращаться.

- Теперь выключаю освещение. И как это объяснить?

Освещение выключилось, и вентилятор остановился. Я понял, что в проводке есть какая-то неисправность, и на вентилятор каким-то образом подается питание при включении освещения. Но напряжение это небольшое, его не хватает для запуска двигателя, и вентилятор остаётся неподвижным. А если он до этого был включен и вращался, то после выключения выключателя вентилятора этого небольшого напряжения от цепи освещения вполне хватает, чтобы поддерживать его медленное вращение.

Все эти мысли быстро промелькнули в моем сознании, но я не стал объяснять всё это будущему дипломированному инженеру, а решил дать ему пищу для дальнейших размышлений:

- Мне кажется, всё очень просто. От светильников к вентилятору летят фотоны, ударяются о лопасти вентилятора и поддерживают его вращение, если до этого он вращался. Поскольку лопасти и двигатель вентилятора уже находились в движении, на его поддержание нужны совсем незначительные внешние усилия только на компенсацию трения. А если он был выключен, то энергии фотонов не хватает, чтобы его раскрутить, так как масса лопастей и двигателя вентилятора слишком велика по сравнению с массой фотонов.

Инженер задумался, ничего мне не ответил, и на этом мы расстались. Освещение и вентиляция линейно-аппартного зала никакого отношения к объекту РСП не имели, но в течение дня я поговорил со старшим инженером ДПСП, и он сказал мне, что разберётся с этой проблемой, если будет время. Вероятно, времени ему не хватило, и когда этот инженер сдавал ночную смену в следующий раз, он опять обратился ко мне:

- Слушай, Палыч. Это не фотоны! Я проверил. Ночью вытащил из плафонов все лампы, но вентилятор продолжал вращаться и остановился только тогда, когда я выключил выключатель.

Я представил себе, как он ночью с риском для жизни со стремянки вытаскивал все эти лампы, потом вставлял их назад, вместо того чтобы спокойно дремать на своём диванчике в комнате дежурной смены. Собрав всю волю в кулак, я сделал серьёзное лицо и выразил своё удивление, а потом сказал, что в науке отрицательный результат - это тоже результат, и порекомендовал ему продолжить исследования.

К сожалению, до следующей ночной смены техники ДПСП нашли и устранили неисправность в проводке. А жаль, такой инженерный эксперимент сорвали!
14.09.2007 19:31
Эх! Побольше бы таких историй!
Представитель в Гондурасе
14.09.2007 19:50
История про кота - КАЙФ ! Большое спасибо !
Стажер
14.09.2007 20:03
Алексей Павлович

Примите совет человека, увлекающегося литераторством: Вам нужно писАть...как Ершову...у Вас есть и стиль изложения, и материал....пишите)))
Алексей Павлович Крынин
15.09.2007 02:23
2 Стажер

Уважаемый стажер.

А у Вас есть что-нибудь, что позволило бы не умереть нашей ветке? Я уже в затруднении.

А насчет того, что мне нужно писать, уже многие мне говорили из тех моих коллег по эксплуатации, с которыми я до сих пор веду переписку по электронной почте, да всё как-то недосуг, другой работы много.

Мне 59 лет, я уже пятый год на пенсии, заработанной тяжким трудом во вредных условиях, но ещё работаю методистом в Рыльском авиационном техническом колледже гражданской авиации, передаю авиационной молодежи свои знания и опыт, а чтобы не умереть с голоду на зарплату методиста и пенсию ветерана труда гражданской авиации, подрабатываю в Интернете переводами с английского и немецкого. Всё время уходит на работу, писать некогда.

Эти рассказы я набираю из головы прямо в поле "Сообщение", предварительно отключившись от Интернета, чтобы потом только нажать кнопку 'Отправить!' и постараться 'разогреть' милых моему сердцу эртосников, да что-то не получается, никто пока ничем не поделился. Или не заходят на мою ветку, или стесняются проявить свои таланты.

А то, что эти таланты у них есть, я ни на минуту не сомневаюсь, поскольку знаю их всех как облупленных. У меня столько однокашников, с которыми я учился в Рижском институте инженеров гражданской авиации, столько друзей среди эртосников и в Уфе, и в Алматы (бывшая Алма-Ата), что если каждый из них напишет всего лишь по одному небольшому рассказику, получится приличный сборник.

Когда мы вместе с ними учились или работали, я слышал от них сотни аналогичных историй, да разве все запомнишь!

Просмотрел всё, что уже опубликовал на ветке, и обнаружил досадные "очепятки".

В рассказе "Мурмур" есть такое предложение: "А тут всё казалось под толстым слоем туго спрессованного снега, раскапывать который особого желания никто не испытывал". Конечно же, вместо слова "казалось" нужно было набрать слово "оказалось", но пальцы дали сбой.

В этом же рассказе в предложении "Противоположный конец канал выходил в открытый колодец, светился далеко в темноте, но как до него добраться, никто предложить не мог, " - должно быть "Противоположный конец канала..."

В рассказе "Это не фотоны!" я по ошибке набрал:
"Вентиляторы выключился". Конечно же, должно быть: "Вентилятор выключился".

Если повнимательней посмотреть, может быть, ещё что-нибудь обнаружится. Так что, уважаемые коллеги, простите за вынужденную "работу над ошибками", но ни одного заранее написанного и вычитанного на предмет наличия ошибок рассказа у меня никогда не было и сейчас нет. Некогда мне этим заниматься, другой работы много. А когда ночью в полной темноте набираешь текст в запале, в кончиках пальцев ощущается зуд от воспоминаний, и эти нетерпеливые пальцы иногда прыгают на клавиатуре не туда.

К сожалению, сделал я несколько досадных "очепяток" и в слове "эртосники", что совсем уже непростительно. Но я надеюсь, что эртосники не будут слишком строго судить своего коллегу, простят мне мои досадные промахи и начнут понемногу выдавать "на гора" свои интересные случаи из жизни. Не боги горшки обжигают.

Кстати, в конце 2000 года в честь окончания прошлого тысячелетия посчастливилось мне вновь побывать в Уфе через 12 лет после того, как я улетел из этого города на ПМЖ в Алма-Ату. Направили меня в Уфимский аэропорт в командировку от нашего колледжа проводить выездные курсы повышения квалификации по АПОИ "Вуокса". Так уж оказалось (судьба!), что моими слушателями на этих курсах стали мои бывшие подчинённые с объектов РСП и ОРЛ, с которыми мы когда-то вместе работали и не один пуд соли съели. Но я уже выступал перед ними не в роли руководителя, а как преподаватель. Естественно, когда после занятий мы собирались в более непринуждённой обстановке, то со смехом вспоминали именно те случаи, с которых я начал эту ветку.

Коль пошла такая пьянка, расскажу ещё один забавный случай и ухожу в подполье, откуда буду подсматривать за нашей веткой и ждать ваших историй, уважаемые коллеги. Вы уж меня не подведите меня, расскажите о своей интересной и увлекательной жизни на объектах, о случаях, которые происходят по дороге на работу и с работы, в командировках, на сельхозработах (хотя не уверен, сохранились ли они в том виде, в котором были в те годы, когда я работал на эксплуатации и когда нас частенько посылали "биться за урожай", а с этим было связано много всяких происшествий).

Вы же видите, уважаемые коллеги, народ требует: 'Эх! Побольше бы таких историй!' (Аноним 14/09/2007 [19:31:17]).
-----


Тринадцатая зарплата

Незадолго до окончания рабочего дня приезжает РП (руководитель полётов) после осмотра ВПП (взлётно-посадочная полоса) и привозит сломанный уголковый отражатель, который он нашёл недалеко от торца ВПП. В то время мы эксплуатировали чешский посадочный радиолокатор 'Тесла' РП-3Г, в состав которого, помимо всего прочего. входило 18 уголковых отражателей, расположенных в разных точках по всему аэродрому, поэтому ломали их все кому не лень.

Уголковые отражатели давали техникам возможность настроить радиолокатор так, чтобы положение линии курса на экране индикатора точно соответствовало оси ВПП. Радиолокационные отметки от уголковых отражателей на индикаторе курса позволяли диспетчеру, управлявшему заходом самолёта на посадку, непрерывно контролировать работоспособность и правильность настройки посадочного радиолокатора. В общем, не игрушки.

Дело было зимой после снежного бурана. Весь день аэродромная служба чистила ВПП и рулежные дорожки от снега с помощью роторных снегоуборочных машин, которые захватывают снег с поверхности аэродрома вращающимся ротором и мощным потоком отбрасывают его в сторону на большое расстояние. И когда такая снежная струя попала в уголковый отражатель, этого удара не выдержала деталь в его креплении, которая по спецификации завода-изготовителя носила название 'ломкий штуфт'.

Эти 'ломкие штуфты' всегда приносили нам много хлопот в самое неподходящее время. Ломкость конструкции уголкового отражателя определялась требованиями безопасности, чтобы в случае соприкосновения самолёта с отражателем, сломался не самолёт, а отражатель. За 26 лет работы на эксплуатации мне ни разу не пришлось встретиться с таким случаем, за эти годы ни один самолёт с нашими отражателями не столкнулся, но помучиться с этой ломкой конструкцией пришлось по полной программе. Кто только не ломал нам эти отражатели, и кто только не наезжал на них!

Как раз в этот день нам должны были выплатить тринадцатую зарплату по итогам работы за 1974 год. Разведка донесла, что наши фамилии в ведомостях есть, мы, молодые специалисты, получали её первый раз в жизни, совсем уж было расслабились и ждали, когда же, наконец, приедет наш общественный кассир, а тут такой 'подарочек'. Хорошо, когда любой из законов Мэрфи срабатывает где-то вдали. А если это происходит в окружающем тебя пространстве, то ощущение не из приятных.

Положение серьёзное, не терпит никакого отлагательства. Я нашёл у себя в кладовке запасной 'ломкий штуфт', срочно снарядил немногочисленную (из четырёх человек, включая водителя и меня самого) экспедицию, возглавил её, и мы выехали на место установки отражателя. За рулём дежурного автомобиля был Толик Полюдов, большой любитель при любом удобном случае подшутить над кем бы то ни было. В начале этой поездки мы с ним ещё не знали, что на этот раз жертвами розыгрыша придется стать и мне, и ему.

Приехали, нашли фундамент уголкового отражателя, откопали его от снега и приступили к замене 'ломкого штуфта'. Стоял приличный морозец, уже начинало темнеть, и с наскоку поставленную задачу выполнить не удалось. Никак не поддавалась оставшаяся на своём месте вторая половина 'ломкого штуфта'. Техники матерились, как сапожники, но и это испытанное средство выхода из безвыходных ситуаций к успеху не приводило.

Мне нужно было во что бы то ни стало установить отражатель на место, и для этого пришлось прибегнуть к мерам, более действенным, чем всесильный русский мат. Лихорадочно перебирая голове все возможные варианты, в конце концов, я решил пустить в ход материальный стимул.

Я заявил, что сегодня же, как только получу свою тринадцатую зарплату, без разговоров отдам её тому, кто сумеет вывернуть застрявший остаток этого чёртова 'ломкого штуфта'. Мои техники кинулись за помощью к Толику, который до этого мирно похрапывал в тёплой кабине своего трёхосного вездехода. Когда он узнал о моей тринадцатой зарплате и прикинул, что за несколько минут может заработать те деньги, за которые мне пришлось вкалывать целый год, вылез из кабины и взял инициативу в свои руки.

Не буду выдавать его профессиональных секретов, но в результате мы установили уголковый отражатель на место и с шутками-прибаутками поехали получать тринадцатую зарплату. В комнате дежурной смены царило общее оживление. Наш общественный кассир уже заканчивал выдачу денег.

Толик, потирая руки, первым подошёл к столу, нашёл в ведомости свою фамилию, расписался, получил деньги и стал искать в ведомости мою фамилию. Нашёл, прочитал вслух размер начисленной мне тринадцатой зарплаты, не обратив внимания на то, что цифры в ведомости были обведены черным кружком, и радостно расхохотался. Но общественный кассир быстро охладил его пыл и сказал, что в бухгалтерии при получении денег он получил указание не выдавать тринадцатую зарплату тем, у кого сумма к выплате обведена черным кружком. Оказалось, что деньги эти начислили по ошибке.

Толик был очень расстроен, и я не меньше. Ситуация стала трагикомической. Он понял, что радовался прежде времени, а мне трудно было согласиться с тем, что тринадцатой зарплаты я не заслуживаю. В тот год мы заменили отработавший почти два ресурса и едва 'скрипевший' от усталости посадочный радиолокатор ПРЛ-7 чешским РП-3Г, полностью освоили его эксплуатацию, что было совсем непросто, и ждали законного вознаграждения за свои труды.

Все объяснилось потом элементарно. Выплат за выслугу лет в гражданской авиации тогда ещё не существовало, эти выплаты ввели позднее. Положение о выплате тринадцатой заплаты каждое предприятие разрабатывало для себя самостоятельно и вносило в него условия и ограничения, исходя из своих собственных потребностей. У нас тринадцатую зарплату выплачивали только тем, кто имел стаж работы в аэропорту не менее трёх лет, а до этой планки мне тогда всего лишь трёх месяцев не хватило.

Точно та же участь постигла и других ребят, с которыми мы вместе начинали работать. Тринадцатую зарплату им всем, как и мне, начислили, в ведомости внесли, а деньги так и не выдали. Нам, конечно же, всё это было обидно и непонятно. Тринадцатая зарплата всем работникам выдавалась по итогам работы за календарный год. 'Пахали' мы вместе со всеми, но 'деды' наш вклад в общее дело учитывать не хотели.

В комитете профсоюза, куда мы обратились с просьбой восстановить справедливость, нам показали утвержденное и согласованное со всеми инстанциями положение о выплате тринадцатой зарплаты. То, что наши фамилии оказались в ведомости на выплату тринадцатой зарплаты, - просто техническая ошибка, которую своевременно заметили и исправили. Иначе, эти деньги пришлось бы возвращать позднее. На этом разговор с нами посчитали законченным.

Я вспомнил слова из песни Владимира Высоцкого:

'Обидно мне,
Досадно мне, -
Ну ладно!' -

смирился с суровой действительностью и не стал больше 'качать права' по этому поводу. Это как в известном анекдоте от Юрия Никулина: 'По одноколейке шли навстречу друг другу два поезда и не встретились. Видно, не судьба'. Так и здесь. Ни при каких обстоятельствах не суждено было этой тринадцатой зарплате по итогам работы за 1974 год попасть в мои руки и пополнить бюджет семьи.

А Толик потом всем рассказывал об этом случае, и сам смеялся при этом до слёз. Радовался, что хоть раз в жизни его разыграли по-настоящему! Тринадцатая зарплата в те годы была не меньше месячного заработка, а иногда и намного больше, поэтому потерять такую сумму было довольно чувствительно.
Алексей Павлович Крынин
15.09.2007 02:39
2 Представитель в Гондурасе

Уважаемый Представитель в Гондурасе.

Не думал, что наши истории для внутреннего употребления залетят так далеко. Спасибо за внимание к нашей теме и за оценку моего скромного труда.

Возможно и Вас есть что рассказать. Мы бы с интересом почитали. Успехов Вам во всех делах.
richter
15.09.2007 02:59
Не мое, но вроде в тнму. Где-то уже было.


Запускали малошумяший усилитель. Регистрирует импульсные помехи каждые 8 секунд.

11 июня.

Анализировали спектр помех. Hашли источник. Это радар на городском аэродроме.

12 июня.

Тестировали новые компьютеры. Фурье- и вейвлет преобразования идут на ура. Квейк тоже не тормозит.

13 июня.

Тестировали мониторы. Через 3 минуты появился новый бот. Валили его втроем. Hа седьмой минуте забили окончательно. Прибежал шеф. Был очень лаконичен и сыпал яркими образами. Болят уши. Грустно.

14 июня.

Экранировали усилитель. Заземляли. Заземлили все, что можно. Hе помогает. Спирт тоже. С радаром надо кончать.

15 июня.

Думали. Паяли схему.

18 июня.

Утро. Включили усилитель. Давили радар новой схемой. Подбирали волну, фазу и форму импульса. Подавили. Помех на усилителе больше нет.

Обед.

Hа нас чуть не сел первый самолет.

Вечер.

Самолеты идут косяками. Выключили схему. За проходной ждали пилоты. Крепкие ребята с хорошей реакцией. Охрана нас отбила. Потом добавила.

19-22 июня.

Душевные беседы с особистом.

23 июня.

Приехали военные. Забрали схему. Очень хвалили. Потом пугали. Мы обещали молчать. К вечеру пришел журналист. Hапоили его и завели на технический этаж. Оттуда еще никто быстро не выходил. Плутают как минимум сутки.

26 июня.

С утра поддались боту в Квейк. Минут двадцать строили из себя мясо. Шеф пришел от себя довольный. Об увольнении уже нет и речи. Журналист где- то голосит, но его надежно глушит вентиляция.

27 июня.

Шеф на коне. Мы трое отдыхаем. Разгромный счет. Обидно. Анализировали причину неудач.

Вечер.

Искали журналиста. Остались на ночную смену. Hашли. Кидается гайками. Смеется и что-то пишет на своем ноутбуке. Оказывается, у него радиодоступ в Интернет. Завидую.

28 июня.

Увы, у всех у нас плохая реакция. Руки на клавиатуре не успевают. Собирали манипуляторы с управлением от биотоков мозга.

29 июня. Отлаживали манипуляторы. Оказалось, реагируют на подсознательные образы. У всех синяки. Снизили чуствительность входных каскадов. Помогло.

30 июня.

Убрали манипуляторы. Hеспортивно и чревато увольнением. Приспособили их в горячую камеру, где работаем с радиоактивностью. Удобно, быстро. Остается больше времени на компьютеры.

3 июля.

Приходил директор. Забрал манипуляторы. Просил сделать еще. Весь день пытались вспомнить управляющую схему. Hе сумели. Курево не то. Спирта нет. Шеф опять на коне. В корпусе уже ходят легенды про неизвестного, ворующего еду и спирт.

4 июля.

Приходил Вася. Бывший сотрудник. Теперь крутой. Хвастается GPS. Хам. Поспорили на его джип, что GPS ему не поможет. Hе верит.

5 июля

Готовились к спору. Окна джипа закрашены. Вася готов. Смеется. Мы тоже готовы. Hашли подходящий кабель для новой схемки. Главное, чтобы выдержала подстанция.

6 июля.

Подстанция продержалась до обеда. Джип застрял в болоте километрах на 120 от города. Вася удивлен. Считал, что он посреди города. Мы рады.

7 июля.

Уже не рады. Схемы нет. Прибора нет. Компьютеров нет. Заначенной бутыли тоже нет. Комнаты опечатаны.

8-20 июля.

Сидим в КПЗ. Иногда встречи с особистом. Читаем в газетах о происшествиях с судами и самолетами, потерявшими ориентацию.

21 июля.

Виделись с шефом. Говорит тихо. Hервничает. Дергается глаз. Хочет к маме. Hичего не помнит.

22 июля.

Приходили военные. Сильно пугали. Hемного хвалили. Просили работать на них. За такие деньги - и работать?

август.

Мы были неправы. Hадо было соглашаться. Теперь поздно. Осваиваем пилы и топоры. Спирт из местной древесины плохой. Работа идет медленно. Hеэффективно. Hадо что-то делать. Так, чтобы деревья сразу под корень, и ветки долой...

сентябрь.

Сделали. Сидим в карцере. Говорят, разовый выруб пяти гектаров леса был заметен километров за 20... Жаль, установка тоже сгорела. Конвой косится и исподтишка бьет по почкам. Зря. Задеть казарму и поселок мы не хотели. Грустно. Ждем особиста и военных...

Nemo'#
15.09.2007 13:26
Приятно прочесть Ваши рассказы, продолжайте пожалуйста.
75
15.09.2007 18:31
Автору ветки - большой спасиб, за увлекательные и уникальные, а главное живые рассказы.

Ветке - долгую жизнь !
Алексей Павлович Крынин
15.09.2007 21:36
2 richter

Ну, вот, слава Богу. Наконец-то дело сдвинулось с мёртвой точки и появился хоть один новый автор. Будем ждать следущих и надеяться, что с авторскими правами на опубликованное произведение у Вас никаких проблем не возникнет. А то теперь у нас с этим делом строго. Могут и отсудить пару тысчонок, а то и больше за плагиат.
-----

2 Nemo'#

Спасибо. Уж теперь-то мы постараемся! В нашем полку прибыло.
-----


2 75

Спасибо за хорошее пожелание. Но длительность жизни ветки зависит не только от её автора, но и от активности посетителей. Возможно, и Вам есть, о чём рассказать. Пожалуйста, подключайтесь. Ждём.
Andrew_Radist
15.09.2007 22:54
Как то компьютер ремонтировали на кафедре.
Я и еще двое студентов. Ну и на правах уже умудренного опытом полез внутрь и почему-то не стал отключать от сети. Все уже почти сделал, докручиваю последний винт, и вдруг как током стукнет!!! Рука вылетает из компьютера и бьет меня прямо по уверенной морде.
Смотрю студенты стоят, смех еле-еле сдерживают, и самому смешно!
Потом один из них: - может компьютер все таки выключить?
Я, - да ладно уже почти докрутил, и осторожненько так докручиваю винт.

До сих пор понять не могу, откуда так стукнуло.
Я понимаю, что у всех компьютеров на корпусе 110В сидит, т.к. в блоке питания на входе фильтр стоит из двух конденсаторов по 2200 или 4700 пФ, но этого тока явно не достаточно. Не раз проверял, щипит руку и не более. Но тогда обидно было. Мораль сей басни такова - не фига выпендриваться!
Стажер
16.09.2007 16:49
Извините, что не по ЭРТОСной теме..но все же..

1986 год..Аэропорт Талаги(Архангельск)..Я- в форме курсанта авиационного училища.Со мной еще такой земляк..казах Саякбай..тоже в форме...Стоим и ждем регистрации.С нами родители(чада уезжають из отпуска в училище-провожают)..Я отвлекся, огладываюсь-Саякбая нет..Мин через 5 идет-трясется весь-глаза на выкате.."Чего, -говорю, -случилось?"
А он:"Тебя и меня в ЛОВД к дежурному зовут!"..Я стал усиленно вспоминать, ЧТО я натворил(так-с..вроде ничего)..Пошли мы с ним в комнату с надписью красной краской "милиция"..Там-дядька милиционер, седоватый..смотрит на нас исподлобья и сержанту:"Эти?".Сержан молчком кивает-типа-эти..У меня душа в пятки ушла..У Саякбая. судя по его виду. она уже отлетела...
Тут дядька-майор выходит из стола и подходит к сейфу, а сам на нас все поглядывает...Открывает сейф..Распахивает дверки..А там..Как вы думаете , ЧТО там было??? Наблюдая за нашей реакцией, дядька в форме цвета убегающей мыши сказал нам:"Ну, ребята, выбирайте себе, что хотите."..Мы глягули и ахнули: а там...парабеллумы, гранаты и ф-1, и РГД-5, и наган, и патроны россыпью..и рожок от АКМ..и ножи с кастетами, нунчаки и всего-всего..
Я трясущимися рученками выбрал...Ф-1...В фильмах смотрел, как все наши вырываю чеку у "лимонки" и с криком:"Врешь!Не возьмешь!" бросают феньку в гущу супостатов..Саякбай в силу природной привычки взял себе самопальный нож(наверное, думал , будет овец резать им)..Майор говорит нам:"А вот теперь енти вот штуковины, вам, робята, надоть спрятать..Да по-хорошему..".В, общем, с нашей помощью ЛОВДт проверяло службу досмотра(тогда еще САБ не было...милиция на экранах сидела)..Я и Саяк вышли из милиции под встревоженные взгляды наших родных..Саякбай в силу утраты казахского наречия по-русски разьяснил всем-что мы-враги теперь..и нас будут ловить на досмотре...
На досмотре, майор издалека смотрел за нами-как мы стоим в очередь к телевизору...Надо сказать-Ф-1 я запихал с какими-то круглыми предметами.то ли апельсины то ли еще чего не помню...И вот...на экране волшебного рентгеновского приемника особых волн просвечиваетсЯ форма гранаты..и милиционер(на телевизоре) громко командует СТОП!!! Меня под белы рученки дюжие хлопцы препровождают в "отдельное "помещение"..от куда я наблюдаю как те эже ребята вытаскивают и чемодана Саяка нож..почти кинжал...и его тоже волокут ко мне..Мы ж в форме..одинаковые...Дядька майор потом им команду дал..и нас отпустили...в самоеле сидели вместе..надутые и красные как раки..а паксы все на нас зыркали:"Ишь ты..во че надумали-и ножи с гранатами с собой возют.А еще..эти..как их..аЕрофлотовцы молодые...Эхх!"..
Вот так...
Алексей Павлович Крынин
16.09.2007 22:23
Вот это мне уже нравится. Ох, и люблю я эту суету!

2 Стажер

Уважаемый Стажер.

Ну почему же не по ЭРТОСНой теме? Как раз, в самую точку! Ведь исправность всех этих технических средств в аэропортах наши ребята обеспечивают, эртосники. Только названия теперь изменились, служба у них теперь называется службой информационных технологий и связи, а, может, у кого-то и по-другому, но ребята эти все из наших. Они, конечно не сидят перед экранами и пассажиров не проверяют, поэтому обмануть их невозможно, они - бойцы "невидимого фронта", находятся где-нибудь рядом в небольшой комнатке, напичканной контрольно-измерительными приборами и компьютерами, на двери которой написано: "Посторонним вход запрещён". Но без них вся эта умная техника на досмотре работать не будет.
Фотограф
17.09.2007 15:05
Специалисты ЭРТОС , посмотрите, пожалуйста , эту тему :
http://www.avia.ru/forum/5/5/3 ...
Что Вы скажите ?
Стажер
17.09.2007 19:58
В далеком 1992 году рано-рано утром я должен был вылететь чуть ли не первым рейсом в Спб..жиля тогда в Архангельске..Жена моя и сын гостили у тещи. а я должен был за ними приехать...А тут, значит, коллеги ко мне пристали-поехали отметим свадьбу кореша..Не, не могу, отвечаю, у меня самолет в Ленинград..А Они:да ладно, сейчас тебя завезем домой, переоденешься, посидишь с нами, а мы тя на дежурной машине в аеропортинг и отвезем..Я стал согласным с таким раскладом...на свадьбе выпил и закусил крепко..Был препровожден коллегами в а/п Талаги около 3 часов ночи(регистрация в 5.50)..Аэропорт был пустой..и чего мне вздумалось идти ночевать...в милицию....видно, это слово происходит от слова "МИЛыеЛИЦА...стал я своими кулачками стучать им в дверку..чтобы там поспать...открыл мне дежурный сержант и проверив мои докУменты. сжалившись, отвел меня в подсобку к бабе Тоне, уборщицы...кандейка там 2 на 3 метра..тряпки, ведра, швабры и раная уборочная хрень...Самое главное-там была маленькая кушетка-спать...За 20 минут до регистрации меня разбудил сержант и показав перстом на очередь у стоек велел становиться последним...а рожа у меня была вся..распухшая от пьянки и от укусов комаров...а из рОты-ужас чем пахнет..я вначале думал:чет на меня люди ТАК смотрят..Все бы ничего.Но...Но тут мне захотелось..нет не в туалет...мне захотелось..покушать..и я пошел в кафе на 2 этаж, где с удовольствием откушал приготовленную поварихой глазунью..
Возвернувшись к очереди на регистрацию..я с ужасом увидел надпись, типа, посадка закончена...!! Как?!?!
Я к девушке на стойке-как так-только ушел и уже все?!?!?
Однако, мил, человек. молвила мне красавица в форме Аэрофлота-уже ничем помочь Вам не можно..запоздались вы..
С меня весь хмель долой..Я бегом к сержанту в дежурку и в ноги к нему-выручай родимый..Он в шоке-я ж тебя в очередь вставлял!!! Жди, грит..Я ждал..Он прибегает и кричит:бегом со мной и бежит за стойки в помещения аэропорта и далее на поле..я за ним мимо изумленных тетенек на регистрации и милиционеров на досмотре...к стати-в руках у меня була какая-то сумка..Мы вместе с полицейским прибежали к нашему самолету у которого уже отъехал трап..Полисмен кричит технику:стремянку подгони и КВСу что-то в окошко его открытое..Не заню что он там сказал командиру-но стремяночку подогнали и меня сей самолет впустил в свое чрево. Я чуть не облобызал в прошлом советского милиционера(хорший парень. а Вы все на милицию катите)..В самолете мне было определено место...в переднем багажнике..пустом..стоя..все откидные были заняты такими же как и я...
Стоять при взлете и посадке-это было...мммм...интересно...проходивший мимо в туалет КВС усмехнулся:не замерз? Нееее..незамммммерззз.ответил я..
В Питер я прибыл во время))
К чему я?? Есть добрые и хорошие люди на свете...
Алексей Павлович Крынин
18.09.2007 00:10
Билет на Янаул

Водителем дежурного автомобиля в нашей службе работал Толик Полюдов. А по совместительству в свободное от поездок время совершенно бесплатно развлекал нас своими шутками. И шуток этих было у него столько, что если их все описать, точно получится книга. Мы все любили его за неистощимую фантазию и всегда ждали чего-нибудь новенького. Но при всей нашей подготовленности и закалённости многие из нас все-таки становились жертвами его очередных розыгрышей, которые никогда не повторялись.

Для дежурной смены на первом этаже здания ДПСП (диспетчерский пункт системы посадки) была выделена небольшая комната с одним окном, небольшим диванчиком вдоль стены и столом, на котором стояли два телефона (городской и местный) и приёмник 'Волна-К' для прослушивания работы приводных радиостанций. Рядом с диваном находился пульт системы громкоговорящей связи 'Жёлудь', с помощью которого велись переговоры с диспетчерами.

По утрам в этой комнате собирались инженеры и техники, чтобы своими глазами убедиться, что в журналах замечаний диспетчеров о работе радиотехнического оборудования за истекшую смену есть записи: 'ДРЛ - б/з, ПРЛ - б/з, СП-50 - б/з, ОРЛ - б/з', - и так далее.

Расшифровывались все эти сокращения очень просто: 'Диспетчерский радиолокатор - без замечаний, посадочный радиолокатор - без замечаний, система посадки СП-50 - без замечаний, обзорный радиолокатор - без замечаний'. Командно-диспетчерского пункта, или на авиационном языке КДП, в нашем аэропорту тогда еще не было, все управление воздушным движением выполнялось из здания ДПСП. На втором этаже здания и на вышке размещались, кроме ДПСП, и все остальные диспетчерские пункты, а первый этаж был отведен для оборудования и технического персонала.

Журналов было штук шесть или семь (с каждого диспетчерского пункта), оборудования в них было перечислено много. Каждый инженер и техник знал, в каком журнале нужно было найти эту вожделенную запись 'б/з'. Лучшей оценки нашей работы не существовало вообще. Весь смысл жизни инженеров и техников заключался в том, чтобы увидеть эти две буквы после каждой рабочей смены.

Но если вместо 'б/з' в журнале было написано много других букв, то для инженеров и техников это могло обернуться большими неприятностями. Такие случаи, конечно же, были, хотя и не часто. В основном, мы получали за свою работу две заслуженные буквы 'б/з'.

А рассказал я всё это только для того, чтобы стало понятно, в каком благодушном настроении находились все собравшиеся, когда в журналах - только 'б/з' и есть ещё несколько минут, чтобы расслабиться и поговорить на свободные темы, перед тем как покинуть комнату дежурной смены и разъехаться по своим объектам. Вот такие моменты и использовал Толик Полюдов, чтобы кого-нибудь разыграть.

На этот раз он не стал выбирать себе жертву среди нас, а решил повеселить всех, чтобы никому не было обидно. Комнатёнка хоть и была довольно тесной, но в её углу нашлось место для распределительного бокса, через который проходили все связные линии, а рядом с этим боксом висело на стенке абонентское устройство системы громкоговорящей связи 'Берёзка'.

Если провода с наконечниками типа 'крокодил', отходившие от 'Берёзки', подключить к любой линии связи на боксе, то все присутствующие могли прослушивать разговоры, которые велись по этой линии. Само собой разумеется, использовалась эта аппаратура не для подслушивания секретных переговоров, а для устранения неисправностей и проверки действия линий связи. Но техническому персоналу иногда по ошибке, а иногда и 'по ошибке' удавалось узнать кое-какие секреты, что во все времена было издержкой профессии связистов.

По просьбе Толика 'Берёзку' подключили к линии местного телефона, который стоял на столе, и Толик позвонил с этого телефона в кассу нашей бухгалтерии. Когда кассирша сняла трубку, он стал говорить с ней старческим голосом с башкирским акцентом:

- Алё, эропорт?

- Аэропорт.

- Каса?

- Касса.

- А мне бы билет на Янавал. -

'Янавал' - это Янаул, небольшой город на самом севере Башкирии. Не знаю как сейчас, но в те годы Янаул был связан с Уфой воздушным сообщением. Впоследствии мне посчастливилось побывать там в составе комиссии по проверке готовности аэропорта к весенне-летней навигации и даже переночевать в городской гостинице. Уже не помню подробностей, но общие впечатления и от города, и от аэропорта остались неплохие.

Понятно, что Толик был профессиональным телефонным хулиганом, которых тогда всем миром вылавливали и нещадно наказывали. В отличие от обычных телефонных хулиганов-любителей, которые, как правило, для удовлетворения личных амбиций действовали в одиночку, Толик нашёл способ демонстрировать свои способности перевоплощения широкой аудитории.

Любому из нас такие хулиганские выходки не нравились только тогда, когда телефонный звонок поднимал ночью с постели, и ехидный голос спрашивал, который час. А тут все сидели и 'ржали', как на спектакле Аркадия Райкина, конечно, и я вместе со всеми, молодой специалист, проходящий стажировку после окончания института.

- Извините, дедушка, Вы не туда попали. Позвоните ещё раз.

- Позвонить еще раз? Хорошо, сейчас позвоню. -

Толик немного подождал и снова набрал тот же самый номер. Все повторилось:

- Алё, эропорт?

- Аэропорт.

- Каса?

- Касса.

- А мне бы билет на Янавал.

- Дедушка, я же сказала Вам, Вы ошиблись номером. Это касса бухгалтерии, в ней выдают деньги, а не продают билеты.

- Девушка, а мне и деньги нужны. Вы же сами попросили меня позвонить ещё раз. Я и позвонил. Девушка, а Вас как зовут? А сколько Вам лет? А что Вы делаете сегодня вечером?..

Короткие гудки. Насмеявшись до слёз, все довольные и весёлые разъезжаются по объектам, чтобы в очередной раз провести запланированные на этот день работы, обеспечить появление в журнале замечаний диспетчеров волшебных букв 'б/з' и долго потом рассказывать своим друзьям и знакомым незабываемый диалог:

- Алё, эропорт?

- Аэропорт.

- Каса?

- Касса.

- А мне бы билет на Янавал.
nikolai
18.09.2007 10:58
У нас в КЛУ ГА АТБ-вские спецы располагались в отдельном небольшём здании.Мы называли его "террариум" по причине постоянных склок между спецами.А бригадиром они выбирали, обычно, спокойного молчаливого работягу, который и "тащил" в основном работу.
Тимур
18.09.2007 12:22
про кота-талантливо!
Алексей Павлович Крынин
18.09.2007 20:56
2 Тимур

Спасибо. Очень рад, что Вам понравилось.
Алексей Павлович Крынин
18.09.2007 21:23
Иллюзия

Всем, кто когда-нибудь смотрел издали на вращающуюся радиолокационную антенну, знакомо ощущение, когда не можешь определить, в какую сторону происходит вращение. Вроде кажется, что антенна вращается по часовой стрелке, чуть отвлечёшься, смотришь, а она уже пошла в обратную сторону. А иногда кажется, что она меняет направление вращения с каждым оборотом. Оборот туда, оборот сюда, оборот туда, оборот сюда...

Та же самая иллюзия сохраняется, когда подойдёшь к антенне поближе и посмотришь на неё снизу. Но здесь возникает дополнительный эффект. Кажется, что меняется не только направление, но и наклон оси вращения. Иногда даже возникает такое впечатление, что антенна в некоторые моменты времени направлена прямо на тебя, а кое-когда кажется, что она начинает заваливаться и вот-вот упадёт.

Вот о такой зрительной иллюзии, возникшей у лётного экипажа, проходившего мимо нашего объекта, я и хочу сегодня рассказать.

Дело было больше тридцати лет назад в аэропорту Уфа. Теперь аэродромный диспетчерский радиолокатор там установлен на противоположной стороне ВПП (взлётно-посадочная полоса). А в те годы одна из антенн диспетчерского радиолокатора ДРЛ-7С находилась прямо на крыше застеклённой вышки здания ДПСП (диспетчерский пункт системы посадки).

Знаю, что здание ДПСП сохранилось до сих пор, но используется теперь совсем по другому назначению. А тогда вышка была предназначена для размещения диспетчера подхода и диспетчера руления. Диспетчер подхода сидел за своим пультом лицом к ВПП, перед ним было два выносных индикатора. Один от диспетчерского, а второй от обзорного радиолокатора. А диспетчер руления сидел лицом к перрону. Радиолокатора обзора лётного поля тогда в нашем аэропорту ещё не было, поэтому диспетчер наблюдал за движением самолётов по перрону и рулёжным дорожкам визуально, своими глазами.

Вторая антенна была установлена рядом с вышкой на специально изготовленной для неё эстакаде, стоявшей на крыше второго этажа здания ДПСП. Тогда ни КДП (командно-диспетчерский пункт), ни семиэтажной вышки, которая теперь стоит рядом с ним, ещё не было, но их строительство шло полным ходом, и все с нетерпением ждали перехода в новое трёхэтажное здание.

А пока управление воздушным движением осуществлялось из здания ДПСП, все диспетчерские пункты находились именно там, но к этому времени все его помещения были переполнены и оборудованием, и людьми. Тут же рядом находился и мой объект РСП (радиолокационная система посадки самолётов), на котором я работал старшим инженером. Антенны диспетчерского радиолокатора хотя и стояли на вышке и на эстакаде здания ДПСП, но входили в состав моего объекта. Мы обслуживали эти антенны и отвечали за их надёжную работу.

Вероятно, у всех, кто проходил рядом со зданием ДПСП и смотрел на вращавшуюся наверху антенну, возникали иллюзии, о которых я уже рассказал. Но до скандалов дело никогда не доходило, никто с претензиями по поводу того, что антенна то и дело меняет направление своего вращения, к нам не обращался.

Как то раз в самом конце рабочего дня, когда мы в комнате дежурной смены обсуждали какие-то проблемы, связанные с технической эксплуатацией сложного радиоэлектронного оборудования, а, может быть, просто травили анекдоты, теперь уже не помню, выбирайте сами, кому что нравится, я услышал по громкоговорящей связи строгий голос диспетчера подхода:

- Техники, подход.

- Отвечаю, - отозвался на вызов сменный инженер.

- Старшему инженеру РСП срочно на вышку.

- Слышит, сейчас примчится.

Обычно со всеми неисправностями сменные инженер и техник разбираются самостоятельно, старший инженер оперативной работой не занимается, у него другие обязанности. Я удивился такому требованию, но побежал на вышку. Мало ли какая неисправность могла произойти, если диспетчер срочно требует старшего инженера.

Быстро поднявшись по двум металлическим лестницам на третий этаж, увидел на вышке, кроме двух наших диспетчеров, трёх незнакомых мне пилотов. Я поздоровался со всеми и подошёл к диспетчеру подхода узнать, что случилось. Он повернулся ко мне и кивнул головой на этих трёх человек, молча сидевших на диване:

- Палыч, эти ребята по твою душу.

Я подошёл к ним, представился и спросил, какие нужды привели их ко мне. Они встали с дивана, и командир экипажа, жестикулируя руками, с возмущением стал мне рассказывать:

- Когда мы проходили мимо, кто-то специально наводил на нас антенну, которая вращается на вышке. Мы хорошо видели, что наклон антенны все время менялся так, чтобы она была направлена прямо на нас. Диспетчер нам сказал, что у него управления наклоном антенны нет, что наклон могут менять только техники. Я прошу Вас разобраться во всём, наказать виновных и принять меры, чтобы больше такого не повторялось. Мы знаем, что от этой антенны идёт сильное излучение, а нам наше здоровье очень дорого.

Другие члены экипажа во время этой тирады поддерживали своего командира и вставляли эмоциональные реплики, по которым можно было понять, что все они крайне возмущены таким поведением нашего технического персонала.

Я сразу понял, в чём дело. Иллюзия! Но как же объяснить всё это экипажу, находящемуся в таком возбужденном состоянии и на 100 % уверенному в том, что в Уфимском аэропорту нашлись нехорошие люди, которые хотели подорвать их здоровье?

Меня выручило то, что вторая неподвижная в это время антенна была хорошо видна через стекло вышки, я мог показать экипажу её конструкцию и спокойно объяснил:

- Уважаемые коллеги, пожалуйста, успокойтесь. Я вам сейчас всё объясню. Дело в том, что наклон антенны оперативно изменить нельзя. Посмотрите, перед вами точно такая же антенная система, конструкция которой очень проста. Параболическое зеркало, облучатель и колонна привода. Никаких узлов, позволяющих изменить её наклон во время движения, на антенне нет.

Наклон антенны устанавливается один раз при вводе радиолокатора в эксплуатацию и в дальнейшем не меняется. Конструкция узла, изменяющего наклон антенны, состоит всего лишь из двух деталей: винт с крупной резьбой, один конец которого закреплён на антенне, а на втором находится специальная гайка, связанная с основанием. Обратите внимание, регулировать вон ту большую гайку можно только вручную, когда антенна остановлена, так как на вращающуюся антенну нам не то что лазить, а даже смотреть запрещено. Вы совершенно правы, антенна излучает мощный поток энергии СВЧ (сверхвысокая частота), а нам наше здоровье дорого не меньше, чем вам ваше.

Мы ввели радиолокатор в эксплуатацию больше трёх лет назад и за это время наклон антенны ни разу не меняли. Этого не требуется, так как локатор обеспечивает хорошую видимость всех воздушных судов в зоне аэродрома именно при данном угле наклона, найденном экспериментально.

И если вы думаете, что кто-то направлял антенну на вас, то есть вниз, значит, все отметки от самолётов должны были в это время пропасть с экранов индикаторов, а такого не было. Наши диспетчера таких шуток техникам никогда бы не простили.

Мы ведь здесь, как и вы сами, не в игрушки играем, а обеспечиваем безопасность полётов.

Всё, что с вами произошло, - это результат зрительной иллюзии. Если хотите, давайте спустимся вместе вниз и посмотрим на вращающуюся антенну ещё раз. -

Вероятно, спокойный доброжелательный тон и интересное содержание моей технической учёбы подействовали на экипаж в нужном мне направлении. Все они перестали возмущаться и спокойно спустились вместе со мной вниз по крутым ступенькам.

Мы вышли из здания и отошли в сторону.

- Пожалуйста, внимательно посмотрите на антенну и скажите мне, в каком направлении она вращается, по часовой стрелке или против?

Двое из них утверждали, что по часовой, а один, что против. Я стоял молча, а они спорили между собой. Потом я вмешался в их спор и сказал:

- Антенна вращается по часовой стрелке. Изменить направление её вращения никакими оперативными переключениями невозможно. Антенна начнёт вращаться против часовой стрелки только в том случае, если после ремонта двигателя вращения техник подключит его неправильно, перепутает фазы.

Вот об этой зрительной иллюзии я вам и говорил, когда мы были на вышке. Это только кажется, что антенна изменяет наклон и направление своего вращения. На самом деле этого нет. Я точно знаю, в каком направлении она вращается, но иногда и мне кажется, что антенна пошла в обратную сторону. -

Мой рабочий день уже давно закончился, и я пошёл вместе с экипажем дальше в сторону аэровокзала. По дороге мы несколько раз останавливались и оглядывались на антенну, убеждаясь в том, что она вращается то в ту, то в другую сторону в зависимости от того, кто на неё смотрит и какое направление вращения себе представляет. Наконец, ребята расхохотались, так как поняли, что действительно дали маху.

После этого я им рассказал, что был случай, когда такая иллюзия оказалась самой настоящей действительностью. Наш начальник Дмитрий Тимофеевич Шулепов несколько лет назад своими глазами видел, как начала падать антенна диспетчерского радиолокатора, но не обратил внимания, подумал, что это обычная иллюзия. А когда подошёл поближе, антенна уже грохнулась сверху и лежала на земле!

- Так что, ребята, - сказал я экипажу на прощанье, - не поддавайтесь иллюзиями и будьте внимательны, проходя под такой антенной, сильно не расслабляйтесь, а то подумаешь, что иллюзия, и можешь по кумполу получить, мало не покажется. А лучше всего обойти её стороной. Бережёного Бог бережёт.

Мы пожали друг другу руки и расстались друзьями. Я пошёл на автобусную остановку, чтобы ехать домой в город, а экипаж направился в гостиницу.

Поскольку такой случай произошёл у меня всего лишь один раз в жизни, я хорошо его запомнил, а теперь и вам рассказал.
VAVAN
19.09.2007 00:20
Чукча не писатель: почти всю службу отсидел на ПРМГ5 во второй половине 80х. Надо заметить что станция довольно часто ломалась, а для ускорения ремонта аварийные блоки возили на завод в Челябинск сами.

Отправили меня в очередной раз в поездку с одним из блоков, а он чуть не метр в длину. Второпях не успели его запаковать, просто завернули в полиетилен. Стою с этой хреновиной в руках на перроне в Челябинске, подходит дед, долго смотрит на блок, потом спрашивает шепотом: "а если эту штуку поджечь, здорово рванет?". Я говорю типа: "Дед, рванет не рванет, а вокзала точно не останется...".

Дед посмотрел, тихо отошел и как рванул бежать...
Алексей Павлович Крынин
19.09.2007 20:40
Шевроны

Начальником РЭМ (ремонтно-эксплуатационные мастерские) был у нас Дмитрий Тимофеевич Шулепов. Шустрый мужичонка небольшого роста, он отличался от всех нас. Пока мы шли по перрону на обед или с обеда, он мог на большой скорости обогнать нас, сделать там, куда так торопился, что-нибудь нужное, а когда мы ещё только приближались к месту назначения, он уже мчался нам навстречу, чтобы успеть выполнить ещё тысячи две запланированных им на этот день дел.

Рабочий день у нас тогда заканчивался в половину шестого. Дисциплина была строгая, уйти с работы раньше положенного времени считалось большим нарушением. В тот день мы все получили на складе новую форму, свернули её в пакеты, чтобы дома привести в приличный вид, а в оставшееся до конца рабочего дня время продолжали в своей лаборатории РСП (радиолокационная система посадки самолётов) заниматься монтажом проверочного стенда для блоков диспетчерского радиолокатора.

В годы моей молодости многие инженеры и техники с удовольствием занимались рационализацией. Причём делали это не только для того, чтобы повысить надёжность оборудования или поднять безопасность полётов не небывалую высоту, но и создавали различные удобства для выполнения своей каждодневной работы, оборудовали себе рабочие места различными приспособлениями, делали стенды, устройства сигнализации. За внедрённые в производство рационализаторские предложения авторам тогда выплачивали неплохое вознаграждение, а те, кто помогал им, также получали какую-то сумму, как тогда говорили, 'за содействие'.

Большой бездействующий списанный стенд УСР-5, который когда-то попал к нам из АТБ (авиационно-техническая база), долго стоял в нашей лаборатории только в качестве мебели и этажерки для приборов. Я тогда работал старшим инженером РСП. Мы со старшим радиотехником, моим другом Женей Киселёвым, решили приспособить этот стенд для своих нужд, отодвинули его от стены почти до середины комнаты и разбирались с проводами внутри него.

Дмитрий Тимофеевич зашёл к нам в лабораторию РСП, увидел, что мы копошимся за стендом, и спросил, почему мы не идём домой. Женя, не вылезая из-за стенда, строго сказал:

- Дмитрий Тимофеевич, а рабочий день ещё не закончился!

Наш начальник, который сам всегда 'строгал' нас, когда мы чуть-чуть где-то задерживались по дороге на объект утром или уходили хотя бы на минуту раньше вечером, страшно смутился, стал смотреть на свои часы и сокрушаться:

- Ну, я-а-а не знаю, что-то часы у меня сегодня спешат!

Так как мы продолжали сидеть позади стенда, Дмитрий Тимофеевич стал интересоваться, что это мы там делаем. Не отрываясь от работы, мы рассказали ему, что делаем стенд, на котором можно было бы проверять и настраивать блоки диспетчерского радиолокатора в условиях лаборатории, а не на оборудовании, как мы делали это обычно. В лаборатории у нас тихо, спокойно, а в линейно-аппаратном зале, где стоял диспетчерский радиолокатор, постоянный шум от двигателей обдува, много народа, и невозможно сосредоточиться, чтобы провести нужные проверки и настройки.

Дмитрий Тимофеевич одобрил нашу идею, и продолжал переминаться с ноги на ногу около лицевой стороны стенда. И уйти домой раньше времени, когда подчинённые ещё работают, было неудобно, и делать в лаборатории вроде бы уже было нечего. Неловко повернувшись, он задел прибор АВО-5, который стоял на стенде, и тот грохнулся на пол.

Женя отреагировал на этот грохот очень спокойно:

- У меня такое впечатление, будто АВО-пятый упал.

- И у меня тоже, - ответил я, - значит, пора заканчивать работу, на сегодня хватит.

- Ну, я-а-а не знаю, - пыхтел Дмитрий Тимофеевич, поднимая с пола многострадальный прибор. Потом стал сокрушаться, что после такого падения прибор уже не будет работать, а если и будет, то не пройдет очередную поверку в метрологической лаборатории. Стал проверять, отклоняется ли стрелка в режиме измерения сопротивлений, соединяя между собой наконечники проводов, подсоединённых к прибору. Стрелка отклонялась, нуль прибора устанавливался, всё было нормально.

Мы пытались успокоить Дмитрия Тимофеевича, говорили ему, что этот прибор из комплекта списанного радиолокатора ДРЛ-7А мы уже давно не сдаём на поверку, используем его только для того, чтобы прозвонить цепи при монтаже стенда, где никакой точности от него не требуется, а все поверенные приборы находятся в надёжном месте. Но наш начальник никак не мог успокоиться и всё удивлялся, как он зацепил этот прибор.

Пока я закрывал на замок лабораторию, мимо нас прошли по коридору на выход все наши инженеры и техники, и у каждого из них в руках был пакет с новой формой. Обернувшись, я увидел, что у Дмитрия Тимофеевича в руках такого пакета нет, и спросил:

- Дмитрий Тимофеевич, а где же Ваша форма?

- Где, где? Да на вашем стенде осталась.

Пришлось открыть лабораторию, Дмитрий Тимофеевич взял свой пакет, я опять закрыл дверь на замок, и мы вышли из здания ДПСП (диспетчерский пункт системы посадки). Все наши ребята уже ушли вперед, но темп ходьбы задавал не я, а Дмитрий Тимофеевич, поэтому мы быстро их догнали, и все вместе пошли по перрону.

По дороге и на остановке, пока мы ждали рейсового автобуса, Дмитрий Тимофеевич рассказывал нам всякие смешные случаи из своей жизни, которых у него было столько, что хватило бы на всех нас вместе взятых. Жалею, что хотя бы коротенько не записывал в те годы его рассказы, можно было бы теперь целую книжку написать. Да разве предугадаешь всё заранее. Теперь, когда после описанного случая прошло уже больше тридцати лет, я уже не могу вспомнить его рассказов, а извлекаю из памяти только то, что видел своими глазами.

На следующее утро все были одеты с иголочки в новую синюю форму, отутюженную по всем правилам, со всеми эмблемами, знаками и шевронами. Слово 'шевроны' почти уже вышло из употребления, поэтому, вероятно, совсем не лишним будет пояснить, что оно тогда означало.

Чтобы каждый работник гражданской авиации или любой другой человек, даже и не имеющий к авиации никакого отношения, знал, с кем он в данный момент времени разговаривает, и не ляпнул чего-нибудь лишнего, были предусмотрены знаки различия, специальные нашивки на рукавах формы, которые и назывались шевронами.

Они состояли из нескольких полосок в виде перевернутой буквы V с углом в 150 градусов, которые назвались галунами. Галуны были вышиты на ткани канителью (тонкая и блестящая металлическая нить). Количество и ширина галунов соответствовали должностной категории, проще говоря, ступеньке служебной лестницы, на которой находился одетый в форму работник гражданской авиации.

Как известно, табель о рангах впервые в России ввел в своё время Пётр I. Всё новое - это хорошо забытое старое, поэтому, когда понадобилось, табель о рангах Петра I легко превратился в табель знаков различия по должностным категориям начальствующего состава гражданской авиации.

Чем больше были шевроны, тем больше шло на них канители (металл!), тем большую нагрузку создавали они на плечи, позвоночник и опорно-двигательный аппарат руководящего работника. Чтобы хоть как-то скомпенсировать такие повышенные нагрузки на организм, на Черноморском побережье были созданы специальные санатории и профилактории для командно-руководящего состава гражданской авиации.

Зимой эти санатории и профилактории пустовали, зато летом, когда объём перевозок был максимальным, и гражданская авиация работала с большим напряжением, в них по месяцу, а то и больше (в зависимости от массы шевронов) отдыхали руководители, уставшие за долгую зиму от постоянного ношения тяжёлых шевронов.

Возвратившись после отпуска на работу, они с новыми силами опять влезали в пиджаки с этими неподъёмными шевронами и тянули свою лямку до следующего отпуска. Так что те, кто в то время по своей неопытности завидовали руководителям или даже стремились вверх по служебной лестнице, просто не представляли себе всей тяжести этих шевронов.

Поэтому через некоторое время эти тяжёлые шевроны были отменены, а вместо них были введены наплечные знаки различия (погоны). Во-первых, государство сэкономило на канители, объемы производства этой трудоёмкой продукции металлургии снизились в разы. Во-вторых, сами знаки различия стали намного компактней и легче. В-третьих, из-за переноса места их дислокации длина рычага стала меньше, так как погоны были расположены гораздо ближе к вертикальной оси руководящего работника, чем шевроны, поэтому моменты сил, действующих на плечи, позвоночник и опорно-двигательный аппарат значительно уменьшились.

В связи с этим командно-руководящему составу в новой форме стало работать намного легче. Но санатории и профилактории так и остались, поскольку те люди, по указанию которых они когда-то строились и вводились в действие, уже ушли на пенсию, а, может быть, и куда подальше, и все забыли, зачем были созданы эти лечебные и профилактические учреждения.

Я ношу форму работника гражданской авиации с 1966 года, с момента поступления в Рижский институт инженеров гражданской авиации, и до сегодняшнего дня. За эти сорок с лишним лет так привык к ней и так полюбил её, что даже и не представляю, что на работу можно ходить в какой-то другой одежде.

Говорят, что всё познаётся в сравнении. Во время учёбы в институте нас направили на военные сборы, которые проводились на аэродроме дальней авиации 'Мачулищи' под Минском. В первый же день после прибытия на аэродром нас хорошо помыли в бане и одели в военную форму. Когда сборы подходили к концу, и мы уже все привыкли к своему внешнему виду, наши самодеятельные музыканты решили на прощанье дать концерт.

Поэтому им разрешили достать из каптёрки их чемоданы и надеть студенческую форменную одежду гражданской авиации. В столовую мы ходили строем, но наш старшина решил, что студенты, одетые в форму гражданской авиации, должны идти не в строю вместе с нами, а отдельно.

И когда мы их увидели со стороны, только тогда поняли, насколько красива наша форма по сравнению с солдатскими робами, в которые мы все были одеты. Восхищению нашему не было предела. И с тех пор я отношусь к нашей форме с особым трепетом.

В тот злополучный день, о событиях которого я сегодня рассказываю, и Дмитрий Тимофеевич тоже пришёл в новой синей форме, такой же красивой, как у всех инженеров и техников. Однако, глядя на него, они не могли сдержать улыбок, а те, кто был посмешливей, отвернувшись, прыскали в кулак.

Старший инженер РЭМ Саня Шевченко подошёл к нашему шефу и что-то тихо сказал ему. Дмитрий Тимофеевич сразу после его слов протянул своё знаменитое:

- Ну, я-а-а не знаю, - почему-то засуетился, зачем-то прикрыл ладонями шевроны на своих рукавах и побежал к себе в кабинет, прокричав по дороге, что обычного утреннего разбора со старшими инженерами не будет, и чтобы все ехали по своим объектам и работали по плану.

Объяснялось всё очень просто. Шевроны на рукавах новой формы у Дмитрия Тимофеевича оказались пришитыми 'вверх ногами'. Когда мы все пошли на обед, нашивки на его рукавах уже имели правильный вид, но после обеда с новой формой Дмитрия Тимофеевич случилось новое несчастье.

По его заявке приехали к нам маляры, чтобы что-то покрасить в здании ДПСП. Дмитрий Тимофеевич сам лично встречал их у входа. Это были две женщины, одетые в свою измазанную краской разноцветную спецодежду. В кузове автомашины они привезли с собой все необходимые инструменты, стремянки, козлы, а также краску и растворитель в двух флягах.

Дмитрий Тимофеевич решил помочь дамам снять с машины всё, что они привезли, но не рассчитал усилий. Краска выплеснулась из фляги прямо на новенький форменный пиджак и оставила на нём большие белые пятна, не предусмотренные приказом ГУГВФ (Главное управление гражданского воздушного флота) от 11.08.56 № 220, приказом ГУГВФ от 11.03.61 № 145, приложением 1 к приказу ГУГВФ от 30.05.59 № 204, приказом МГА (Министерство гражданской авиации) от 31.01.73 № 20, а также Правилами ношения форменной одежды личным составом гражданской авиации от 07.08.74.

Другой в такой ситуации сразу бы запаниковал, но Дмитрий Тимофеевич, будучи мужественным и находчивым человеком, не растерялся и попросил у приехавших дам налить ему немного растворителя из второй фляги. Они чувствовали свою вину перед ним, охали и ахали, бегали вокруг него, давали свои профессиональные советы, поэтому растворителя не пожалели и нацедили полную бутылку. Дмитрий Тимофеевич, не дожидаясь, пока краска высохнет, тут же решил отчистить её этим растворителем.

В те годы в материал, из которого шили форму гражданской авиации, добавляли какие-то синтетические волокна. Поэтому под действием растворителя пиджак Дмитрия Тимофеевича тут же скукожился, и ни отчистить его от краски, ни, тем более, носить стало уже невозможно.

Конечно, мы все переживали за нашего начальника и его новый костюм, ведь не бездушные же мы люди, просто умирали от сочувствия и об этом случае вспоминали потом на всех общих мероприятиях долгие годы.

На следующее утро Дмитрий Тимофеевич пришёл на работу в своём стареньком поношенном форменном пиджачишке неопределённого цвета, а потом так и носил его до очередной выдачи новой форменной одежды.
Алексей Павлович Крынин
22.09.2007 00:08
Эксплуатация по-пластунски

В феврале 1974 года метели были такими, что стоявшие около здания ДПСП (диспетчерский пункт системы посадки) несколько передвижных КУНГов (кузов унифицированный герметичный), в которых из-за отсутствия складских помещений хранились комплекты запасного имущества, были по крышу занесены снегом.

Откапывали мы входные двери этих кладовок на колёсах только в случае крайней нужды, когда позарез требовалось достать из них что-нибудь, но на следующий день траншея, отрытая с этой целью в сугробе, вновь была доверху набита плотным снегом. Даже берёзка, которая выросла недалеко от здания прямо напротив окна и летом радовала своей весёлой зеленью взор дежурного инженера и всех, кто заходил к нему в комнату, теперь была засыпана по самую верхушку.

Старый посадочный радиолокатор ПРЛ-7 к этому времени отработал почти два ресурса, но его эксплуатация пока продолжалась. В аэропорт уже поступило оборудование чешского посадочного радиолокатора 'Тесла' РП-3Г, и, невзирая на суровую зиму, шёл его монтаж. Но до его ввода в эксплуатацию оставалось ещё больше трёх месяцев.

Мы участвовали в монтаже вместе с приехавшей бригадой чехов и заодно изучали новое импортное оборудование, но доживающий последние дни старый локатор требовал от нас гораздо большего внимания, чем раньше. Приходилось отрываться от увлекательной работы с чехами и возвращать к жизни в очередной раз отказавшее отечественное оборудование.

Как из рога изобилия, следовали друг за другом бесчисленные неисправности, которые мы устраняли буквально каждый Божий день. Оборудование 'сыпалось'. Не успевали мы устранить одну неисправность, как возникала другая, и так без конца. Прямо передохнуть было некогда. Только и слышали по громкоговорящей связи:

- Техники, посадка! Посадочный опять 'сдох'!

Во время сильных морозов сканирующая антенна радиолокатора скрипела, как несмазанная телега. Шли мы как-то раз с обеда вместе с моим начальником Дмитрием Тимофеевичем Шулеповым, и пока пересекали перрон, хорошо слышали, как надрывно скрипит в морозном воздухе наш 'ветеран':

- Кр-рин-н, кр-рин-н, кр-рин-н, кр-рин-н:

Дмитрий Тимофеевич сказал мне:

- Слушай, Крынин, это он тебя зовёт. Ты хоть бы смазал его что ли. Что ж это он у тебя так скрипит на весь аэропорт? Перед чехами стыдно.

А всё дело было в том, что для предотвращения резких ударов в крайних положениях антенны, когда она останавливалась и изменяла направление своего движения, в конструкции антенной системы ПРЛ-7 были предусмотрены очень сильные демпферные пружины. С основанием антенны эти пружины сопрягались с помощью клиньев, которые качались в предназначенных для них гнёздах.

Место сопряжения было открыто всем ветрам, дождям и снегам и постоянно подвергалось всем этим внешним метеорологическим воздействиям. В другие периоды года никакого скрипа не было, но в сильные морозы, когда смазка теряла свои смазывающие свойства, клинья начинали скрипеть.

Возникавший в месте сопряжения звук передавался через натянутые пружины на антенну и многократно усиливался лёгкой дюралюминиевой конструкцией. Вероятно, частота собственных механических колебаний системы из двух пружин и самой антенны была равна частоте этого скрипа, поэтому антенна входила в резонанс и синхронно со своим сканированием издавала очень громкие крякающие звуки. Туго натянутые пружины при этом протяжно звенели, обеспечивая скрипу музыкальное сопровождение.

Казалось, что локатор работает на последнем издыхании и вот-вот остановится. Но все другие узлы антенны, благодаря нашей неустанной заботе, работали исправно, поэтому она скрипела себе и скрипела, настойчиво напоминая всем, что локатору давно пора на покой. Не знаю как кому, но мне этот скрип приносил эстетическое наслаждение, моральное удовлетворение и обеспечивал спокойствие, поскольку, находясь в любом месте объекта, я всегда знал, что посадочный радиолокатор работает, причём работает нормально, раз диспетчер в этот момент ничего не говорит по громкоговорящей связи.

К сожалению, так было не всегда. Однажды возникла неисправность, причину которой локализовать за время, выделенное для ежедневного обслуживания посадочного радиолокатора, техникам не удалось, поэтому они отдали радиолокатор в работу, позвали меня, и мы с разрешения диспетчера совместными усилиями продолжали искать неисправность в промежутках между посадками самолётов.

Кратковременно пропадал, а затем самопроизвольно восстанавливался запуск выносных индикаторов, которые находились на рабочем месте диспетчера посадки. Уже было ясно, что дефект возникал в высокочастотном кабеле, соединявшем посадочный радиолокатор с выносными индикаторами, поскольку проверка всех внутренних цепей вплоть до входного и выходного разъёмов этого кабеля как на самом локаторе, так и на выносных индикаторах никаких неисправностей не выявила. Контактные поверхности самих разъемов были чистыми, разъёмы хорошо затянуты и должны были обеспечивать хороший контакт.

Оставалось всего ничего - найти место этого отказа. Кабель находился в кабельной канализации, глубоко под снегом. Чтобы откопать его на всём протяжении нашими имевшимися в наличии небольшими силами, мог понадобиться весь день. Да ещё и неизвестно, как удалось бы нам открыть в зимних условиях кабельный канал с его железобетонными крышками.

Никакого резервного кабеля в канале проложено не было, поэтому я уже хотел было временно пробросить между посадочным радиолокатором и выносными индикаторами напрямую другой высокочастотный кабель, чтобы исключить из работы штатный кабель, оказавшийся под подозрением. Расстояние было небольшим, двух бухт кабеля по 50 метров как раз бы хватило.

Но тут на объекте появился Дмитрий Тимофеевич. Я доложил ему о своём решении, но он сказал, что делать этого не нужно, так как ему хорошо известно, где надо искать причину неисправности. Во время этого разговора диспетчер посадки предупредил нас по громкоговорящей связи, что приближается борт, и скоро будет нужен локатор.

Ни слова больше не говоря, Дмитрий Тимофеевич побежал к выходу, мы - за ним. Смотрим, а он уже взбирается на сугроб, пытается преодолеть его и продвинуться в сторону кабельного канала. Несколько раз глубоко провалился в снег, а потом упал на него и пополз по-пластунски. Бывший фронтовик, он быстро сообразил, как нужно действовать в этой непростой ситуации.

Перевалив через гребень сугроба, Дмитрий Тимофеевич скрылся от нас. Мы заскочили к себе в лабораторию, быстро надели технические куртки, шапки, валенки, рукавицы и повторили, всё, что до этого сделал наш начальник.

Когда доползли до своего шефа, то увидели, что он уже добрался до кабельного канала примерно на середине расстояния от посадочного радиолокатора до здания ДПСП. В этом месте никаких КУНГов, а следовательно, и сугроба, не было, и высота снежного покрова была не больше метра. Дмитрий Тимофеевич прямо руками разгребал снег в том месте, о котором знал только он один. И не успели мы сбегать, а точнее, сползать за лопатой, как он, лёжа на снегу, засунул руку куда-то вглубь и, удерживая там что-то, попросил посмотреть, работает ли локатор.

Радиотехник Саня Караванов рванул на ДПСП, через некоторое время появился на гребне сугроба и закричал:

- Дмитрий Тимофеевич! Всё работает! Вот так и держите! Борт садится!

- Ну, конечно! Так и держите! - недовольно проворчал Дмитрий Тимофеевич.

Затянув потуже разъём, он поднялся со снега, сунул в карманы замёрзшие руки и сердито сказал мне:

- Получше бы надо свою матчасть изучать! Такой ерунды не знаешь.

Мне оставалось только сопеть на морозе в две дырки. Наш шеф, как всегда, был прав. С его помощью неисправность была локализована, и нам оставалось только окончательно устранить её.

Техники раскопали от снега то место, на которое вывел нас начальник, и нашли там переходную коробку с двумя высокочастотными разъёмами. К одному разъёму был подключен кабель со стороны посадочного радиолокатора, а к другому - со стороны выносных индикаторов. Дмитрий Тимофеевич сам когда-то устанавливал этот посадочный радиолокатор и, в отличие от нас, хорошо знал схему его соединений.

Переходная коробка, верхняя поверхность которой сейчас была ниже уровня снега, вообще-то лежала разъёмами вниз не на земле, а на специально сваренной для неё металлической подставке высотой около семидесяти сантиметров, установленной рядом с кабельным каналом. Потом, когда посадочный радиолокатор был списан, и нам летом пришлось разбирать эту коробку, мы хорошо изучили её конструкцию, только эти знания уже были никому не нужны. Дорога ложка к обеду!

Вот так я и узнал, что кабель между посадочным радиолокатором ПРЛ-7 и его выносными индикаторами состоит из двух кусков. До этого случая при мне кабель ни разу не отказывал, поэтому о существовании этой переходной коробки я, к своему стыду, даже не подозревал и думал, что кабель является цельным. Век живи, век учись!

Можно было, конечно, сослаться на то, что никто и ничего мне об этой коробке не говорил, что схемы прокладки высокочастотного кабеля на объекте почему-то не оказалось, но к этому времени я хоть и был молодым специалистом, но уже полтора года работал старшим инженером РСП (радиолокационная система посадки самолётов), мог бы и самостоятельно узнать все эти тонкости. Поэтому пришлось всю вину взять на себя.

Согласовав с диспетчерами небольшой перерыв в работе локатора, мы отключили кабели от разъёмов, почистили контакты, подсоединили на место и хорошо затянули разъёмы. Потом эта переходная коробка до самого списания радиолокатора работала безотказно. Нам и без неё вполне хватало других неисправностей, информация о которых за тридцать лет и три года выветрилась из моей памяти, а вот коробку эту помню до сих пор, как и те малоприятные минуты в моей жизни, которые пришлось из-за неё пережить.

МИ-29 Г
22.09.2007 23:18
1982 закончил РАТУ-ГА ком . роты Ковальчук
Крынина препода близко не было .
Если Вы действительно работаете в РАТУ-ГА
Раскажите о наших препопдах.
Салий . Воробьёв и т.д.
А байки Ваши действительно интересны , только кошки гуляют сами по себе !
у нас на объекте 2 сдохли в кабельном калодце , приятного мало . Трупики досих пор не нашли !!!
Анонимный аноним
22.09.2007 23:38
Кошек жалко. У нас тоже много погибло под воздействием того-же самого электричества. За то сейчас собака злая. Когда начальство хочет приехать - предварительно звонит и просит собаку посадить на цепь.Так что врасплох нас не поймать.Спосибо животным - спасают от мышей и прочего начальства.
Алексей Павлович Крынин
23.09.2007 01:01
2 МИ-29 Г

Уважаемый МИ-29 Г.

Вы пишете:

"1982 закончил РАТУ-ГА ком . роты Ковальчук
Крынина препода близко не было ."

Точно! Я в это время действительно был очень далеко от Рыльска, уже десятый год работал в Уфе после окончания РКИИГА и никак не мог быть преподавателем в РАТУ ГА, где работаю с 24.08.98.

Всё течёт, всё меняется. Ваш бывший командир роты Николай Николаевич Ковальчук последнее время работал начальником организационно-воспитательного отдела, года три назад уволился из колледжа, теперь работает в какой-то организации по монтажу оборудования. Иногда встречаю его в Рыльске, куда он изредка приезжает отдохнуть. На жизнь не жалуется.

Вы пишете:

"Если Вы действительно работаете в РАТУ-ГА
Раскажите о наших препопдах.
Салий . Воробьёв и т.д."

Я действительно работаю в РАТК ГА. Так теперь он называется. Рыльский авиационный технический колледж гражданской авиации. Могу рассказать обо всех преподавателях, которые работают сейчас в колледже. Но Вы, по-видимому, ошиблись, преподавателя по фамилии Салий у нас нет.

Работали когда-то преподавателями Виктор Антонович Смалий и его жена Ада Дмитриевна Смалий. Они давно на пенсии, живут в Рыльске. Но у нас работют преподавателями их дочь Марина Викторовна Зинькова и сын Андрей Викторович Смалий, с которым я работаю в одном кабинете и встречаюсь каждый день.

Воробьёв, когда я приехал в Рыльск, работал уже не преподавателем, а охранником на полигоне, но в 2000 году умер, хоронили всем колледжем, царство ему небесное.

Вы пишете:

"А байки Ваши действительно интересны , только кошки гуляют сами по себе !"

Спасибо. Стараюсь. Вот только привлечь никак на свою ветку эртосников не могу. Молчат и всё тут. А ведь точно знаю, что есть им что рассказать и не только о кошках. Но приходится самому регулярно ветку толкать, чтобы не сдохла.
-----


А теперь ещё одна байка.



Волосинка

Радиотехником на РСП (радиолокационная система посадки самолётов) в Уфимском аэропорту работал Саня Караванов. Балагур, весельчак, участник художественной самодеятельности, заводила на всех вечерах и капустниках. Тогда среди молодых людей в моду входили прически с длинными волосами, а Саня никогда не отставал от моды.

Давно разбросала нас жизнь, я уже и не надеялся, что когда-нибудь встретимся, и вдруг слышу в телефонной трубке вроде бы знакомый голос. Поздравляет меня с Новым годом, как будто ни в чём не бывало. Лет тридцать уже не виделись, по голосу я его так и не узнал, и только когда он назвал свою фамилию, я вспомнил:

- Саня!!! Как же ты меня нашёл?

За эти годы и его, и меня судьба помотала по свету. Он теперь живёт в Чебоксарах, и как ему удалось узнать мой телефон в моём маленьком Рыльске, не знаю. Обрадовался я, конечно, не рассказать. Поговорили мы с ним, вспомнили молодость, дал он мне свои координаты, и теперь можем хоть изредка перезваниваться по телефону.

Вспомнили и один забавный случай, который произошёл с ним в молодые годы и о котором я хочу рассказать сегодня.

Три с половиной года отработали мы с ним вместе на РСП, где я был старшим инженером, а потом командир Уфимского ОАО (объединённый авиационный отряд) Фуат Шарипович Утяшев предложил мне перейти в штаб и возглавить лабораторию НОТ (научная организация труда).

В те времена дипломированные специалисты с высшим образованием в нашей службе радионавигации и связи были на вес золота, поэтому сразу после беседы с командиром я пошёл к начальнику службы Дмитрию Ивановичу Филюку, и как ни жаль было и мне, и ему, скрепя сердце, он дал согласие на мой перевод, предварительно созвонившись с Фуатом Шариповичем и поплакавшись ему в жилетку, что специалистов в службе не хватает, обеспечивать работу объектов некому. Что ответил ему Фуат Шарипович, не знаю, но Дмитрий Иванович, подписывая мой рапорт, сказал:

- Получишь квартиру, возвращайся. Ты же видишь, что у нас тут завал, некому работать.

Так оно в дальнейшем и произошло. Получив квартиру, я пришёл со своим рапортом к Фуату Шариповичу и сказал, что без радиолокации жить не могу. Он любил увлеченных людей, не стал меня удерживать, подписал рапорт, и я вернулся в свою службу, где через некоторое время был назначен старшим инженером ОРЛ (обзорный радиолокатор), который в те годы назывался 'Сатурном'.

Но до этого момента должно было пройти три долгих года моей работы в должности начальника лаборатории НОТ. Это сейчас годы летят, как птицы, не отличишь один от другого. А тогда время шло по-другому и вмещало в себя намного больше событий.

Прилетев в Уфу по распределению Министерства гражданской авиации в 1972 году после окончания Рижского Краснознамённого института инженеров гражданской авиации, я со своей семьёй полгода жил в гостинице, а потом меня поселили в комнату размером 12 квадратных метров в общежитии для молодых специалистов на Проспекте Октября, 132/2, где я и прожил 6 лет. Когда получал квартиру, мой сын уже ходил в школу, а дочка готовилась к выпускному балу в детском садике.

Авиаотряд тогда строил 96-квартирный жилой дом в центре города, на улице Карла Маркса, 26, но когда я работал на РСП, получить квартиру в этом доме у меня никаких надежд не было. В службе работало много радиотехников, которые, как и я, были молодыми специалистами, но на работу они были приняты гораздо раньше меня, однако так и оставались бездомными.

Моя очередь на получения жилья в службе радионавигации и связи была далеко не первой и даже не двадцатой. Она терялась где-то далеко, поэтому элементарный подсчет показывал, что перспективы получения жилья отодвигались вплоть до ухода на пенсию. Когда я стал жить в общежитии и познакомился с людьми, то узнал, что некоторые так и живут там до самой старости.

В каждой службе на получение жилья была своя очередь, а после окончания строительства на каждую службу выделялось какое-то количество квартир в зависимости от числа нуждающихся. Во время беседы со мной Фуат Шарипович объяснил мне все эти подробности и сказал:

- Знаю, что ты молодой специалист, по закону я должен обеспечить тебя и твою семью жильём, но в службе связи ты этого жилья долго не увидишь. Мы не можем весь дом отдать в вашу службу, другие тоже надеются получить квартиры. Я предлагаю тебе перейти в штаб на должность начальника лаборатории НОТ. Здесь от тебя будет намного больше пользы для отряда, а в службе связи и без тебя справятся. В штабе на очереди ты будешь первым, годика три поработаешь, и если на штаб будет выделена всего лишь одна квартира, гарантирую, что она будет твоя.

Будучи старшим инженером РСП, я активно занимался рационализацией, был председателем совета ВОИР (Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов) Уфимского ОАО, а также членом территориального совета ВОИР в Куйбышеве, на заседания которого частенько летал в командировки.

Телеграмма из Куйбышева с вызовом на очередное заседание обычно сначала попадала к Фуату Шариповичу. Он приглашал меня к себе в кабинет, подробно расспрашивал обо всех делах и давал свои напутствия, чтобы я в любых ситуациях высоко держал марку Уфимского ОАО. И только после таких отеческих наставлений Фуат Шарипович писал на телеграмме свою резолюцию, позволявшую мне оформить командировку. Я видел, что он следит за моими успехами и при всей своей занятости находит время, чтобы поговорить со мной.

Мне удалось наладить регулярную и целенаправленную работу совета ВОИР, увеличить численность первичной организации, подобрать хороший актив в службах и аэропортах местных воздушных линий. Выполняя свои общественные функции, я с удовольствием вовлекал в техническое творчество молодых специалистов, учил их правильно оформлять рационализаторские предложения.

В этой работе мне пришлось плотно взаимодействовать с главным инженером аэропорта Евгением Владимировичем Санчуком, а также с техническим отделом аэропорта, в котором тогда инженерами работали Юрий Андреевич Маркелов и Валерий Ефимович Пухов, а инженером по рационализации была Тамара Петровна Хлебникова. По итогам рационализаторской работы наше предприятие всегда занимало передовые места по управлению, поэтому Фуат Шарипович был доволен такой работой.

Уже потом, когда мы стали работать вместе и подружились с Евгением Владимировичем, я узнал, что инициатива перевода меня в штаб принадлежала именно ему. Юрий Андреевич Маркелов, которого тогда назначили начальником ООТиЗ (отдел организации труда и заработной платы) и которому была подчинена лаборатория НОТ, поддержал Евгения Владимировича, и они предложили мою кандидатуру Фуату Шариповичу.

Командир очень ценил и уважал как Евгения Владимировича, так и Юрия Андреевича, да и меня уже знал достаточно хорошо как молодого специалиста и активного рационализатора, поэтому и принял их предложение.

Как ни любил я свою работу, но ради семьи и детей пришлось перейти на новое место. Стал работать начальником лаборатории НОТ, дела пошли неплохо, увлёкся новой деятельностью, стал вникать в организацию работы всего предприятия, в работу служб, познакомился со многими людьми, нашёл себе новых друзей. На профсоюзном собрании штаба меня выбрали председателем профсоюзного комитета, и поэтому дополнительно пришлось тянуть и эту лямку, сил хватало на всё.

Уже работая в штабе, долго ещё не мог я оторваться от своего родного объекта. Не раз и не два приходилось бросать свой кабинет и бежать или ехать на РСП, чтобы принять участие в устранении очередной неисправности, когда техники не могли сами локализовать и устранить её. Они звонили мне по телефону и на работу, и домой, и если дистанционные консультации не помогали, приходилось бросать свои дела и оказывать помощь своим лучшим друзьям прямо на объекте.

И вот в очередной раз позвонил мне в лабораторию НОТ Саня Караванов и сообщил, что на посадочном радиолокаторе ни с того, ни с сего пошёл общий срыв синхронизации, причину которого своими силами он устранить не может:

- Палыч, выгляни в окно. Видишь, к твоему окну подъезжает наша дежурная машина?

- Вижу.

- Это за тобой. Некогда объяснять, давай быстрее.

Я понял, что дело серьёзное, поэтому, даже не одеваясь, а дело было зимой, побежал к машине. И пока мы едем до РСП, я попытаюсь кратко объяснить, что такое синхронизация. В чешском посадочном радиолокаторе 'Тесла' РП-3Г, в отличие от отечественных, которые мы тогда эксплуатировали, синхронизация имела свои особенности. В первые годы эксплуатации, когда впервые поступившее к нам импортное оборудование усиленно изучалось инженерами и техниками, не все иностранные секреты были известны, что и вызывало проблемы при устранении неисправностей.

Синхронизация обеспечивает строгую одновременность всех процессов обработки и отображения радиолокационной информации, поэтому при сбое синхронизации радиолокатор становится неработоспособным, изображение на экране срывается или совсем пропадает, управлять посадкой самолётов становится невозможно. Телезрителям нашего поколения это явление было хорошо известно. Срыв строчной или кадровой развёртки на экране телевизора могла своими силами устранить любая старушка, подкручивая ручки 'Частота строк' или 'Частота кадров'.

Само собой разумеется, в радиолокаторах было всё немножко сложнее, поэтому никаких старушек к их эксплуатации не допускали. Да и вообще женщины на наших объектах никогда не появлялись из-за наличия всяких веществ и излучений, вредных для их здоровья.

Исключением из этого правила была только шумливая пожилая уборщица Галия Рахматуллина, которая всех нас держала в страхе и сживала со свету своей чистотой. Если нужно было обслуживать радиолокатор, а Галия именно в это время собиралась помыть пол в помещении аппаратной, то приоритет отдавался ей, так как с диспетчерами можно было всегда договориться и немного передвинуть время обслуживания, определённое приказом руководителя предприятия. Галия же свой график влажной уборки объектов, никем не утвержденный и известный только ей самой, не позволяла нарушать никому, а в случае чего поднимала такой шум, хоть уши затыкай.

Даже наш непосредственный начальник Дмитрий Тимофеевич Шулепов боялся её, как огня, и шёл на любые уступки, только чтобы не слышать её громкого сварливого голоса, с помощью которого она успешно решала любую свою проблему.

Водителем дежурного автомобиля у нас работал Миннула Усманович Рахматуллин, муж Галии, человек тихий, незаметный и покладистый. Один раз он поехал в дом отдыха, через некоторое время позвонил оттуда на объект и позвал к телефону Галию. Она взяла трубку и, не дав сказать ему ни слова, долго ругалась, а потом в сердцах бросила трубку. Опомнившись, стала переживать:

- А ведь Мишка-то совсем не зря звонил. Он же что-то сказать мне хотел:

Но Миннула Усманович больше так и не позвонил, вероятно, деньги кончились, а когда приехал из дома отдыха, также незаметно продолжал делать своё дело, никого не задевая. Вот этого Миннулу Усмановича и послали за мной в штаб. Когда я сел к нему в машину, он сказал:

- Что, Палыч, и здесь тебя достали? Никуда ты от нас не денешься, поехали, что-то там опять случилось, не знаю, срочно послали за тобой.

По возрасту он годился мне в отцы. Ему приходилось иногда привозить меня на объект из дома по ночам или по выходным, когда на РСП случалось что-нибудь из рук вон выходящее. Поэтому он относился ко мне с большим уважением. По дороге всегда рассказывал что-нибудь о своих двух дочерях, которых очень любил и которым сумел дать высшее образование, чем очень гордился. Я любил слушать его неторопливые рассказы, так как мне только предстояло поставить на ноги своих детей и поучиться у него было совсем не лишним.

Но на этот раз Миннула Усанович молчал и гнал машину по аэродрому на высокой скорости, что было ему совсем не свойственно. Видать, получил на этот счёт строгие указания.

Подъезжаем прямо к антенному домику посадочного радиолокатора. Захожу. Весь пол устлан схемами, а среди них взлохмаченный и взмыленный Саня Караванов на коленках ищет неисправность.

- С утра всё было нормально, без замечаний. Взял локатор на обслуживание, он нормально работал, и тут вдруг такое началось! Смотри, Палыч, что творится! - показал он мне на осциллограф. - И это импульс запуска?! А мне уже локатор надо отдавать в работу!

Действительно, импульс на экране осциллографа неустойчиво дрожал, имел искажённую форму и очень малую амплитуду. Мне было известно, что импульс запуска для индикаторов в РП-3Г формировался специальным трансформатором в цепи тока магнетрона, а трансформатор этот находился с задней стороны приёмопередающего шкафа. Поэтому я не стал смотреть схемы, а, осторожно перешагивая через них, прошёл через всю аппаратную в задний отсек, открыл дверцу шкафа и сразу увидел, что между выводами трансформатора синхронизации висит тоненькая чуть подрагивающая волосинка, вся покрытая мельчайшими капельками воды и прогнувшаяся от их тяжести. Как она туда попала, ума не приложу.

Позвал Саню:

- Смотри! Вот она! Убери её пинцетом и наблюдай за экраном осциллографа.

- Да не может этого быть! Если это от неё, то сегодня же подстригусь наголо!

- Саня, ловлю тебя на слове.

Убрал Саня волосинку, и импульс запуска встал на экране осциллографа как вкопанный, приобрёл свою обычную форму и амплитуду, синхронизация восстановилась, и радиолокатор заработал. Слава Богу! Саня доложил сменному инженеру, что закончил ежедневное обслуживание и отдаёт посадочный в работу. Успели.

- Сань, ты когда последний раз продувал оборудование? - спросил я.

- В сезонный регламент.

- Вот тебе и причина. Надо бы почаще это делать, коли отрастил такую шевелюру.

- Ладно, а откуда на волосинке капельки воды?

- Галия сегодня мыла здесь пол?

- Мыла. Незадолго до того, как я взял локатор на обслуживание.

- Вот тебе и вода. Температура в шкафу низкая, влага из воздуха конденсируется. Если бы прошло ещё часа два, эти капельки бы испарились, и неисправность самоустранилась. Но после следующей влажной уборки всё повторилось бы вновь. А вот если бы ты во время 750-часового регламента не поленился и лишний раз продул аппаратуру, эта волосинка под напором воздуха слетела бы с выводов трансформатора, и ничего бы вообще не случилось.

Пробурчав что-то невразумительное в адрес Галии, Саня стал собирать с пола схемы, а я пошёл к выходу. У двери вспомнил о его опрометчивом обещании:

- Саня, я тебя за язык не тянул. Будь здоров, - и вышел из антенного домика.

На следующее утро, когда мы вместе вышли из общежития и направились на автобусную остановку, Саня молча снял шапку и показал мне свою подстриженную 'под нуль' голову.



Andrew_Radist
24.09.2007 00:15
Ветку раскачать трудно! Времени мало - работы много. Народ на объектах, а потом и дома трудится.

История такая.

Работал я техником в классе ИВЦ (информационно-вычислительный центр).
И однажды приходит преподаватель информатики и говорит:
- Андрей, напомни мне, что сегодня надо пораньше уйти.
Ну ладно, договорились. Спустя 2 часа я благополучно забыл про это и начал заниматься своими делами. И вот гдето за полчаса до конца занятий, приходит дружок и просит помочь с компьютером, не работает у него. Уже не помню как получилось, но вышли мы на блок питания. И решили поменять его. А так как хорошего под рукой, конечно, не было начали перебирать весь хлам, включая его в розетку. На 3 или 4 блоке питания, КАК ЩЕЛКНЕТ ... Все замерли в шоке. Смотрим по сторонам, сервер потух, компьютеры в нашем закутке тоже. И тут с бешеными глазами залетает преподаватель информатики и испуганным голосом:
- Андрей, что случилось?
Я, не долго думая:
- Ну, ВЫ же просили пораньше закончить, вот и, пожалуйста! (не надо студентам объяснять почему)

Он, пошел, завершил занятия, поблагодарил и ушел.

Оказалось, что в блоке питания во входной цепи диоды пробило, а предохранитель разлетелся так, что одни железки на ножках впаяных остались. А свет выключился, т.к. весь класс на одном автомате висел.

В последствии все это напомнило анекдот.
Школа, урок информатики.
Звенит звонок, учительница встает и вырубает пакетник.
Дети: Марья Ивановны, мы же еще не сохранили программу!
Марья Ивановна, - Извините дети! - и включает пакетник обратно!
Andrew_Radist
24.09.2007 00:30
В последствии все это напомнило анекдот.
Школа, урок информатики.
Звенит звонок, учительница встает и вырубает пакетник.
Дети: Марья Ивановны, мы же еще не сохранили программу!
Марья Ивановна, - Извините дети - сохраняте! - и включает пакетник обратно!
Алексей Павлович Крынин
24.09.2007 01:10
2 Andrew_Radist

Спасибо за поддержку, а то уже выдыхаюсь, не успеваю новые байки писать.
-----


Диверсия

Стою у кульмана и заканчиваю чертить план городского агентства Аэрофлота, которое нужно было разместить вместо запланированного по проекту магазина на первом этаже жилого дома в Уфе по улице Карла Маркса, 26. Дом этот построил наш Уфимский ОАО (объединенный авиационный отряд). Именно в этом доме я только что получил квартиру, и двух месяцев ещё не прошло. Командир Уфимского ОАО Фуат Шарипович Утяшев пригласил меня к себе в кабинет, обрисовал проблему и сказал:

- Думай! Три дня тебе на это.

Вот я и думаю. Работа у меня такая - начальник лаборатории НОТ (научная организация труда). Знаю, что жильцы нашего дома уже собирают подписи, чтобы не допустить размещения в нашем доме этого городского агентства. Магазин всем нравится больше. А городское агентство Аэрофлота - это лишний источник шума и беспокойства от будущих пассажиров, которые летом будут по ночам стоять здесь в очередях, отмечаться, ходить по подъездам, чтобы скоротать где-то ночь не на улице, а под крышей. Вчера инициаторы протеста приходили ко мне домой, просили подписать этот документ. Я им говорю:

- Да как же я могу подписать его, когда уже второй день сам лично по заданию командира разрабатываю план этого агентства, завтра заканчиваю.

- Это ты разрабатываешь по службе, а ты подпишись как жилец дома.

Я подписывать протест отказался, не понравилась мне такая раздвоенность. Посчитал, что будет неправильным с моей стороны противодействовать командиру, из рук которого я только что получил ордер на двухкомнатную квартиру для меня и моей семьи с двумя детьми после 6-летнего проживания в общежитии, в комнате размером в 12 квадратных метров. Совесть надо иметь. Я был благодарен ему за это и переходить в оппозицию не собирался.

Провёл рекогносцировку на месте, посмотрел всё своими глазами и теперь пытаюсь привязать технологию работы будущего городского агентства к имеющимся на первом этаже помещениям запроектированного магазина. Хотя дом наш уже заселён, но на первом этаже ещё идут строительные работы. Сегодня последний день установленного мне срока, завтра утром я должен положить этот план на стол командиру для утверждения.

Строительство любого здания в аэропорту всегда велось под личным контролем Фуата Шариповича. Ему обычно что-нибудь не нравилось в проектах, но он не хотел зря тратить государственные деньги на то, чтобы по сто раз переделывать выполненную работу, а стремился внести изменения в проекты ещё на стадии строительства. И к этой работе он всегда привлекал мою лабораторию НОТ.

А так как в этой лаборатории было всего два человека, я (начальник!) да мой единственный подчинённый инженер Гена Степанов, 'пахать' нам приходилось день и ночь. Но было интересно! И результаты нашего труда всегда были налицо, все разработанные нами проекты тут же внедрялись в жизнь.

В своё время по заданию командира нам срочно пришлось вносить изменения в проект нового здания КДП (командно-диспетчерский пункт) и даже определять цвета для окраски всех его помещений с учётом всех достижений эргономики. Точно так же мы делали проект административного здания грузовой службы и медсанчасти, а также выполняли все другие задачи, которые ставил перед нами руководитель предприятия.

Вот так и сейчас я выполняю очередное внеочередное и срочное задание, которые стали для меня вполне обычными за три года работы в этой должности. Обычная работа, в обычном быстром темпе, в голове обычные мысли, ничто не предвещает никаких неприятностей.

Тут вижу, дверь кабинета приоткрылась, и в образовавшуюся щель заглянул радиотехник Саня Караванов, мой бывший подчинённый по объекту РСП (радиолокационная система посадки самолётов), где я в своё время работал старшим инженером. Давно уже не работаю я на этом объекте, с тех пор как перевели меня в штаб, но мои бывшие техники всегда держат меня в курсе всех событий. Значит, что-то опять случилось. На лице у Сани ехидная улыбка, а в руках какой-то непонятный предмет, похожий на крест.

- Привет, Саня, не стесняйся, заходи полностью. Что там у нас опять произошло?

Саня зашёл, поздоровался и, ни слова больше не говоря, протянул мне отрезок толстого кабеля длиной чуть больше полуметра. По характерным следам на торцах отрезка было видно, что отпилили его от кабеля с помощью ножовки по металлу. Посередине этого отрезка торчал металлический колышек примерно такой же длины. Из тех, которые обычно используются для временной прокладки кабелей над поверхностью земли в полевых условиях.

На наших объектах все кабельные трассы прокладываются не над поверхностью земли, а в траншеях под землёй или в кабельных каналах, поэтому эти колышки, входившие когда-то в комплект любого радиотехнического оборудования, по прямому назначению никогда не используются, а служат в качестве подсобных средств самого широкого назначения. В том числе и в домашнем хозяйстве, на дачах.

В наши годы была такая поговорка: 'Уходя с аэродрома, возьми чего-нибудь для дома'. Конечно же, локаторы, антенны и всякие кабели дома никому не нужны, но некоторые очень даже полезные в домашнем хозяйстве вещи всегда можно было обнаружить в комплектах поступавших на эксплуатацию изделий. Посещая садовые участки, находившиеся рядом с аэропортом в районе Калмацких озёр, можно было увидеть, как остроумно и по-деловому используются там различные авиационные детали и узлы.

Из подходящего бака, например, можно сделать отличный душ. Списанными лопастями от вертолётов укрепляют границы грядок. Ценятся также лебёдки, всякие тросы и растяжки и так далее, и так далее. Колышек в домашнем хозяйстве - очень нужная вещь. Зная это, я всегда держал такие колышки у себя в кладовке, а не выкладывал их для общего обозрения куда-нибудь под будку или в другое доступное место. Иначе им сразу бы нашлось применение вне аэродрома.

Отрезок многожильного кабеля, который я держал в руках, был пробит таким колышком насквозь, так что острие торчало с другой стороны. Присмотревшись внимательней, я узнал кабель. В своё время мне приходилось разделывать и распаивать его на боксе, поэтому внутреннее расположение жил в кабеле мне было хорошо знакомо. Этот кабель соединяет между собой антенный домик чешского посадочного радиолокатора 'Тесла' РП-3Г и выносное оборудование, расположенное на КДП. С помощью этого кабеля с КДП ведётся связь и осуществляется управление посадочным радиолокатором, передаются различные команды и сигналы.

Внутри у меня всё похолодело. То, что я держу в руках пробитый кусок этого кабеля, означает, что посадочный радиолокатор полностью выведен из строя! Саня по каким-то признакам заметил, что я всё понял, и поспешил успокоить меня:

- Палыч, не волнуйся, кабель уже срастили, локатор работает.

- И кто же это его так?

- Ты.

- Я?! Да ты что!

- Точно ты. Вспоминай!

Я стал лихорадочно перебирать в памяти все события, связанные с использованием таких колышков, вся жизнь за несколько секунд промелькнула перед глазами, но вспомнить ничего так и не смог.

- Да нечего мне вспоминать! Забить такой колышек в этот кабель я никак не мог. Да я вообще не помню, чтобы мы когда-нибудь использовали эти колышки для чего-либо. Как лежали они в кладовке три с половиной года при мне, так, наверно, и лежат до сих пор.

- А помнишь, мы ставили транспарант 'Осторожно! СВЧ излучение'?

- Помню. Было такое указание сверху, вот и ставили. И не мы одни, на всех объектах тогда устанавливали такие транспаранты и таблички.

- А ты помнишь, где мы этот транспарант закрепили?

- Помню, там, где дорожка от ДПСП (диспетчерский пункт системы посадки) примыкает к площадке посадочного локатора.

- А там как раз и проходит этот кабель!

- Я знал это, но глубина прокладки кабеля в этом месте не могла быть меньше 70 сантиметров. Я своими глазами видел траншею, в которую его закладывали при строительстве. А мы, как мне помнится, закрепили тогда этот транспарант не колышками, а сварочными электродами, которые забивали в землю наклонно. Они никак не могли достать до кабеля.

- Точно, электродами. Но этой весной земля размокла, электроды перестали держать транспарант, он свалился, и мы решили закрепить его на том же месте, но покрепче, понадёжней, чтобы он больше не падал. Нашли в кладовке эти колышки и закрепили с их помощью. Про кабель никто не вспомнил, там всё травой заросло, колышки усердно забивали кувалдой. Как назло, потом выяснилось, что кабель именно в этом месте делает небольшой изгиб, направленный вверх, и расстояние его до поверхности земли уже оказалось не 70 сантиметров, как ты говоришь, а всего лишь полметра. Как раз хватило, чтобы получить такой результат.

Я почувствовал, что у меня на голове зашевелились волосы. Диверсия! Самая настоящая диверсия! Такое неблагоприятное стечение событий мог себе представить только талантливый автор знаменитых законов Мэрфи. Обычный человек до такого никогда не додумается. Это было совершенно невероятно.

Но это произошло. События, сложившиеся в трагическую цепочку, последовательно выстраивались друг за другом в течение нескольких лет! Осознать это было невозможно, тем более, когда одно из звеньев этой цепочки действительно организовал я сам.

Да сдвинь я тогда положение этого злосчастного транспаранта всего лишь на метр, и ничего бы не произошло. Там столько свободного места, что таких транспарантов можно было сто штук поставить! И почему же я отвёл ему место прямо над кабелем? Так и не нашёл я ответа на этот вопрос. Молодой, видно, был, неопытный, жизнь ещё не била, поэтому и не хватило сообразиловки заглянуть чуть-чуть в будущее. Хорошо, что всё обошлось, а ведь последствия могли быть более тяжкими.

Как вспомню, волосы на голове опять начинают шевелиться. А ведь около тридцати лет после этого прошло! Так что и в нашей наземной работе было от чего получить инфаркт. Слава Богу, обошлось.

Вы, конечно, спросите:

- А как же городское агентство Аэрофлота?

Отвечаю.

Несмотря на пережитую стрессовую ситуацию, на следующее утро отнес я Фуату Шариповичу готовый план, он внимательно посмотрел его, задал несколько вопросов и поставил свою подпись под словом 'Утверждаю'.

Агентство было построено и стало работать в строгом соответствии с этим планом, мне пришлось осуществлять авторский надзор за строительством, оснащением технологическим оборудованием, а также решать все непредвиденные вопросы на месте. И вот уже почти тридцать лет оно в нашем доме так и работает.

Протест, с которым жильцы нашего дома обратились к местным властям, и который я тогда отказался подписать, так и не был удовлетворён. Не знаю, как теперь, а в те годы, когда я жил в этом доме, летними ночами пассажиры действительно не давали нам спать. Несколько раз и мне приходилось часа в три-четыре утра открывать окно и с высоты восьмого этажа утихомиривать слишком весёлых. Что поделаешь? Издержки, которые есть в любом деле.

Так что всё нормально.

Andrew_Radist:
25.09.2007 17:11
2 Алексей Павлович Крынин

стараюсь ...
75
25.09.2007 18:24
Продолжаем тему про кабель.

В далеком 1993г., осенью мне тоже приходилось строить один небольшой объект.
В сотаве работ неоходимо было выполнить прокладку инженерных коммуникаци, в т.ч. и кабельную линию.
Согласовали проект к производству земляных работ со всеми возможными службами, собрали все 33 подписи, и в принципе весь объект был постоен без приключений- там, где это необходимо, сделали рассечки и успешно прошли все имеющиеся в земле действующие подземные коммуникации.

Затем начальству сверх проекта захотелось поставить еще металлическое оградждение.
Быстренько пригнали буровую машину ( в простонародье "дуроям")насверлили за пол дня дырок, за неделю поставили забор. Все вроде нормально....
Вдруг мужики мне жалуются - нет двух фаз. Когда разобрались, то оказалось, что сверля дырку под одну из стоек, благополучно зацепили только что проложенный кабель, причем шнеком ювелирно отсекли ровно 2 жилы кабеля.
Пошумели, пошумели, поставили муфту, вроде пронесло...
Прошла зима..
Пришла весна....
Вдруг стали поступать жалобы на работу городской телефонной линии, питающей жилой квартал.
Опять же , когда разобрались, оказалось, что соседней дыркой примяли телефонную канализацию из п/э трубы, да так ювелирно, что содрали только изоляцию с нескольких проводов 100-парного т/ф кабеля, и ни одна жила не была порвана!
Зимой в морозы линия работала нормално, а по весне, в период снеготаяния, произошло замокание и соответственно последующие замыкание оголенных проводов.

Вот такое совпадение. Со стороны с трудом верится.
Алексей Павлович Крынин
26.09.2007 01:08
2 75

Уважаемый 75.

Подтверждаю. Кабели, по-моему, вообще неисчерпаемая тема. С ними столько всего происходит, действительно, не поверишь. Они же там, под землёй, все перекрещены или рядом идут, или входят где-нибудь вместе, или выходят.

Закон даже такой есть (следствие закона Мерфи). Если к распредкоробке подходит два одинаковых кабеля, рано или поздно они будут перепутаны. А если 10 или 20?

Кстати, о законах Мерфи.

Обычно говорят: Бутерброд всегда падает маслом вниз.

Более грамотная формулировка: Вероятность падения бутерброда маслом вниз прямо пропорциональна стоимости ковра.

cdzpbcn
26.09.2007 12:32
Работал как-то на предприятии связи.
От здания станции до офиса проходил коаксиальный кабель (RG-58) под землей на глубине около метра, по которому обеспечивалась связь между станцией и офисом.
В один прекрасный день, вернувшись с обеда обнаружил что связи со станцией нет! Прозвонив кабель выявили обрыв! Пошел по трассе кабеля (а это около 150 метров), обнаружилось следующее:
Работники теплосетей меняли трубы теплотрассы, которые проходили под землей еще глубже чем наш кабель приерно перпендикулярно кабелю. Про кабель они знали, акуратненько откопали лопатами землю рядом с нашим кабелем, выкопали под свои трубы траншею около двух метров в глубину и получилось, что наш кабель висит в воздухе на протяжении около полутора метров.
Самое интересное, что в этот день рядом с этим местом никого небыло и работы там не производились.
Когда мы пришли к этой траншее, обнаружили обрыв кабеля и очень много собачих следов! А попытавшись соединить кабель в месте обрыва обнаружилось, что не хватает кусочка длинной около семи сантиметров, как раз на ширину собачей пасти!
Так вот бывает!
Алексей Павлович Крынин
27.09.2007 00:29
2 cdzpbcn

Да, чудеса. Видать, собака была натренирована палку носить, но палка оказалась слишком длинной, а работу делать надо. Условный рефлекс! Вот она и рванула, что было сил.

А ещё были случаи? Расскажите. Очень забавно.
Алексей Павлович Крынин
28.09.2007 00:20
Карстовый провал на болоте

В 1980 году, когда я работал в аэропорту Уфа старшим инженером обзорного радиолокатора 'Сатурн', работникам аэропорта предложили создать товарищество для освоения вновь выделенных садовых участков. В те годы обладание квартирой, машиной и дачей считалось непременным условием счастливой жизни любой советской семьи. Двухкомнатная квартира у нас была, два года назад переселились, наконец, из общежития, в котором прожили 6 лет. А вот всего остального пока не было, но мы стремились к лучшему и верили, что всё это у нас раньше или позже будет.

И если на машину надо было скопить большую сумму денег, чего мне так и не удалось сделать за весь мой трудовой стаж до самой пенсии, то садовые участки выделялись совершенно бесплатно. Конечно, на строительство садового домика надо было раскошелиться, но совсем необязательно было строить его из новых материалов. В любой деревне можно было купить почти за бесценок старый дом на слом и сварганить из него довольно приличный садовый домик. Так многие и делали.

Те небольшие взносы, которые нужно было ежегодно платить на всякие общие нужды садового товарищества, были нам вполне по карману, а предстоящее удовольствие от общения с природой полностью затмевало наш разум. Мы были готовы преодолеть любые препятствия ради тех четырёх соток, владельцами которых должны были стать после преодоления некоторых формальностей.

Будущие садоводы-любители или, как мы сами себя называли, 'садисты' собрались в один из выходных дней на свое первое собрание, на котором наш замполит Александр Фёдорович Бобков предложил назвать новое товарищество очень даже романтично: 'Тихие зори'. Так и решили. Но когда после собрания мы провели рекогносцировку на местности, то, не сговариваясь, немного изменили утверждённое собранием название и в неофициальном общении стали называть наши сады 'Тихими топями', что гораздо ближе соответствовало действительности.

Поскольку все более-менее подходящие места в Башкирии к этому времени оказались заняты более расторопными любителями природы, нам осталось довольствоваться заболоченным лесом километрах в пятнадцати от аэропорта, недалеко от деревни Зубово. И если деревья, в конце концов, были спилены и пошли на доброе дело, разными способами удалось раскорчевать оставшиеся пеньки (на моём участке их оказалось 36), то с болотом было справиться сложнее. Никаких общих решений по его осушению предложено не было, поэтому каждый из 400 новоявленных садоводов решал эту проблему самостоятельно, исходя из имевшихся средств, ресурсов, техники, знакомств и связей.

Некоторые, но таких было очень мало, поступали чрезвычайно просто: завозили мощными самосвалами на свой участок столько земли, что его поверхность поднималась метра на два над окружающей местностью, и только потом начинали на этом 'пупке' посадки, строительство и другие мероприятия, которые назывались освоением участка.

При этом они раз и навсегда успешно решали две задачи: во-первых, уходили от болота, во-вторых, защищали свой участок от разлива реки Дёмы, которая поднималась каждую весну как раз на эти самые два метра. И если во все другие времена нужно было пройти 600 метров от границы наших садов, чтобы оказаться на берегу Дёмы, то во время разлива она сама приходила к нам на участки.

Свысока поглядывая со своих высот на тех, кто не смог подняться над заболоченной равниной, они сажали на своих насыпных участках плодовые деревья, малину, крыжовник, в общем, всё то, что на наших участках выжить не могло.

Большая часть садоводов оставляла плодородную болотную землю нетронутой. Садовые домики поднимались над землёй на сваях или же были двухэтажными. Первый этаж из кирпича или бетона отводился под хозяйственные постройки с тем расчётом, что каждую весну он будет заливаться водой. А на втором этаже и выше можно было построить обычный садовый домик из любых материалов. Существовавшие в те годы правила застройки разрешали в затопляемых зонах поднимать пол садового домика на высоту отметки затопления, но не выше 2 метров 20 сантиметров.

Я тоже пошёл по этому пути. За зиму из полуразрушенного здания бывшей прядильной фабрики, находившейся недалеко от нашего дома, извлёк 12 тысяч кирпичей по очень смешной цене, 4 рубля за тысячу. Там же заготовил по цене дров нужное количество досок, брёвен и даже оконных рам, причём некоторые из них доехали до моего участка со стёклами. Если сравнить эти цены со стоимостью новых строительных материалов, то получалось довольно дёшево и сердито, а главное, мечта воплощалась в реальность.

Чтобы можно было представить себе масштабы моей зарплаты и цен в те времена, могу дополнительно привести такие данные. Мой оклад старшего инженера составлял 180 рублей в месяц, булка хлеба стоила 16 копеек, полулитровый пакет молока - 13 копеек, килограмм сахара - 76 копеек, хорошо пообедать в столовой можно было за один рубль. За двухкомнатную квартиру мы платили 16 рублей в месяц, спортивно-туристский велосипед стоил 93 рубля, простой дорожный велосипед - 60 рублей, радиола 'Вега-312-стерео' - 190 рублей.

В конце 2000 года мне посчастливилось опять побывать в Уфе. Я, конечно же, сходил на то место, где когда-то стояла эта полуразваленная прядильная фабрика, источник всех строительных материалов не только для моего, но для многих садовых домиков нашего товарищества, и увидел на этом месте шикарную автостоянку для элитных автомобилей. А рядом, в отреставрированных цехах бывшей ткацкой фабрики, разместился очень крутой торговый центр 'Гостиный двор'.

Сердце моё было переполнено гордостью от того, что место для этой автостоянки в своё время я расчищал от старого кирпича своими руками, чем внёс свой скромный и посильный вклад в создание нового архитектурного облика современной Уфы.

Две машины для перевозки заготовленных за зиму строительных материалов я заказал в аэропорту, возили мы всё это с моими друзьями целый день, причём перевозка обошлась мне намного дороже, чем заплатил я за эти материалы в кассу трикотажной фабрики. С небольшими приключениями завёзли мы всё на участок, сложили и закрепили так, чтобы ничего не уплыло во время наводнения, и стал я ждать лета.

Вода стояла на наших участках всего лишь месяц в году, а остальные 11 месяцев можно было наслаждаться природой без всяких ограничений. Надо сказать, что и в наводнение мы ухитрялись расслабиться и получить удовольствие. У многих из 'садистов' были резиновые лодки, на которых мы каждые выходные приплывали на свои участки с жёнами, с детьми, с собаками и кошками.

В этом была особая прелесть. Чтобы получить то же самое удовольствие, не надо было ездить ни в какие морские круизы, которые для нас всю жизнь оставались несбыточными мечтами. Солнце быстро прогревало стоявшую воду, можно было целый месяц купаться и ловить рыбу прямо на своём участке. Море с доставкой на дом! Найти более увлекательных путешествий за те деньги, которыми мы располагали, для нас в те годы было просто немыслимо.

У нас в 'Тихих топях' всё было своё, и платить за эту экзотику было не нужно. И уж не буду говорить, как были довольны дети! Потом всю неделю взахлёб рассказывали друзьям о своём увлекательном путешествии на резиновой лодке, и на следующие выходные уговорить их остаться дома было невозможно.

Когда вода ушла, я приступил к строительству. Ездил на свою стройку из города на велосипеде. Расстояние от моего дома до садового участка составляло всего лишь 17 километров, поэтому я мог не только доставить туда сам себя без всяких затруднений, но и перевезти на велосипедном прицепе, скажем, пару мешков цемента или чего другого, нужного для строительства.

Выращенный на участке урожай я также перевозил домой на этом прицепе. И если в других садах самой большой проблемой был полив, то у нас этой проблемы не могло быть в принципе. На дне любой ямки глубиной в один штык лопаты появлялась вода, а плодородие веками нетронутой почвы было изумительным, урожай созревал гораздо раньше, чем в других известных нам садах.

То, что в нашем саду не могли расти плодовые деревья, не расстраивало ни тех, кто нам эти сады выделил, ни нас самих. Зато смородины мы собирали столько, что не знали, куда её девать. Листья она начинала распускать, когда кусты были ещё под водой, а потом давала такой урожай, что ветки ложились на землю. Кроме того, в окружавшем наши сады лесу можно было вдоволь полакомиться черёмухой, ежевикой, черникой, а если было нужно, то и в любом количестве заготовить их впрок.

Во время отпуска я всё время проводил на своей ударной стройке, изредка наведываясь домой только в случаях крайней необходимости, когда заканчивались гвозди, хлеб или садились батарейки в радиоприёмнике 'Спидола-232', который был для меня единственным источником информации о событиях в мире.

Однажды я приехал вечером домой, уставший после трудового дня и 17-километрового велосипедного кросса, молча сидел за столом на кухне и поглощал без разбору всё, что подкладывала мне моя жена Надежда Ивановна.

- Что-то ты сегодня какой-то не такой, - сказала она, - ничего не говоришь, уж не случилось ли чего?

- Да ничего не случилось. Всё нормально, просто устал, - ответил я и продолжал молча пить чай.

- Нет, что-то случилось. Я же вижу.

После этих слов меня будто чёрт за язык дёрнул, решил я подтвердить все подозрения жены и дать своей душе праздник!

- Случилось? Конечно, случилось. Знаешь, где у нас яма была выкопана для бассейна?

- Да, знаю. Ну и что?

- А то, что в этом месте земля провалилась, образовалась глубокая воронка диаметром в 25 метров, и всё, что было вокруг, упало в эту воронку. Сам едва ноги унёс.

- Да ты что?! Я недавно читала в газете, что где-то у нас в Башкирии произошёл карстовый провал под железной дорогой, рельсы так и висели в воздухе. И кирпич провалился?

- И кирпич, и доски, и песок, и цемент, и всё перемешалось и зацементировалось!

- И огурцы?

- И огурцы, и помидоры, и даже часть соседнего участка тоже попала.

Я не стал больше нагнетать обстановку, видел по реакции, что и этого вполне хватило, включил телевизор и улёгся на диван. Слова мои попали на подготовленную почву. Жена рассказала о случившемся детям, и они решили немедленно ехать в сад, чтобы всё увидеть своими глазами. Чудом удалось мне отговорить их от этой поездки, на ночь глядя. Ночью Надежда Ивановна никак не могла уснуть, а когда услышала, что и я проснулся, грустно сказала:

- Слушай, Крынин, ну почему же мы с тобой такие несчастливые?

- Да ладно, спи, мать, как-нибудь выкрутимся.

Утром я загрузил свой прицеп всем, что мне было нужно, и поехал продолжать строительство, а Надежда Ивановна отправилась на работу в аэропорт. Работала она тогда в базе ЭРТОС техником-нормировщиком и уже в автобусе рассказала всем о постигшем нас несчастье. В те же дни у кого-то из работников лётного отряда сгорел домик в садах, которые находились на Калмацких озёрах рядом с аэропортом, так что темы для разговоров были.

Приехал я в сад, развёл раствор и погнал кирпичную кладку дальше. Смотрю, к нашему участку движется во главе с моей женой большая делегация от базы ЭРТОС. Все, кто сумел втиснуться в дежурную автомашину, приехали убедиться, что у меня действительно всё провалилось, перемешалось и зацементировалось. Пришли, походили по участку, попробовали огурцы, помидоры, посмотрели мою стройку и спрашивают:

- Палыч, и где у тебя тут что провалилось? Что-то мы ничего не видим.

Так и раскрылся мой обман. Более сильного разочарования на лицах и в высказываниях моих знакомых мне не пришлось потом наблюдать и слышать за всю прошедшую после этого случая жизнь. Правильно говорится, что друзья познаются в беде!
cdzpbcn
28.09.2007 10:59
Работал я уже на другом предприятии связи, история случилась 31-го марта этого года, в субботу.
По роду деятельности обслуживали мы станции связи, в том числе расположенные на удалении до 400 км. от города. Станция представляет собой оборудование на земле и антены размещеные на башне.
В субботу вечером мне позвонил дежурный и сообщил о проблемах со связью сразу на четырех станциях, которые были включены цепочкой друг за другом. Станция, на которой предположительно возникла проблема находилась на расстоянии 350 км. от нашего города и мы решили не выезжать туда в субботу вечером, а поехать рано утром в воскресенье.
В воскресенье(первого апреля), перед выездом, по случаю такой веселой даты, я решил подшутить над руководством. Позвонил начальнику отдела (он находится в другом городе) и сообщил, что дескать созванивался с местными (на той станции мы арендуем башню и на ней постоянно присутствуют работники собственника башни) и они сообщили, что УПАЛА БАШНЯ, (а она там высотой в 50 метров), да еще и на наш контейнер! И по этому у нас возникли проблемы со связью!
Напоминаю, это выходной день, все нормальные люди дома.
Начальник отдела отзвонился в вышестоящее структурное подразделение, сообщил причину, там все в шоке, начали искать документы по обследовании башни на несущую способность (это всегда делается перед строительством), чтобы собственник башни нам не прелъявил претензий.
Далее, когда мы приехали на станцию (спустя 4-5 часов), я отзвонился начальнику отдела и сказал, что это все шутка и переживать не стоит, причина была в другом - крепление антены ослабло и ее развернуло очень сильным ветром.
Но самое интересное, что начальник отдела не отзвонился "выше" и не сказал что это шутка!
Наступил понедельник, ребята из вышестоящего подразделения на рапорте сообщуют в Москву, что у нас упала башня, начинают разбираться кто ее строил, не строят ли случайно эти же подрядчики у нас башни и т.д. И только после всего этого выясняется, что мы пошутили и шутка дошла аж до Москвы.
Звонили, ругались, обещали взять с нас объяснительные, но люди не без юмора, так что все обошлось :)
Алексей Павлович Крынин
30.09.2007 00:58
2 cdzpbcn

Уважаемый cdzpbcn.

Хорошо, что у Ваших начальников ещё сохранилось чувство юмора.

А то бы наломали дров!

Продолжайте, интересно.
-----



Телеуправление по одному проводу

Весной 1987 года в аэропорту Нефтекамск произошёл отказ ДПРМ (дальний приводной радиомаяк) продолжительностью в один час. По докладу начальника службы ЭРТОС (эксплуатация радиотехнического оборудования и электросвязи) аэропорта Нефтекамск причиной отказа явились цепи дистанционного управления. Начальник базы ЭРТОС аэропорта Уфа Дмитрий Иванович Филюк позвонил в Нефтекамск, попросил уточнить причину столь продолжительного отказа и сообщить о принятых мерах. Когда пришла ответная телеграмма, у Дмитрия Ивановича возникли сомнения в достоверности полученных сведений, так как они расходились с информацией, полученной раньше.

Дмитрий Иванович пригласил меня к себе в кабинет, ознакомил с противоречивым содержанием телеграмм и предложил срочно вылететь в Нефтекамск, чтобы разобраться с причиной отказа на месте. Работал я тогда главным инженером базы ЭРТОС в аэропорту Уфа и по долгу службы частенько летал по Башкирии с различными проверками.

В те годы в республике было 29 аэропортов МВЛ, из них 5 классифицированных, в них вводилось много нового оборудования, из них открывались новые рейсы, в том числе и прямые на Москву. Я хорошо запомнил эти цифры, поскольку они в те годы часто упоминались на различного рода собраниях, в печати и навсегда въелись в мою память. Мы по праву гордились тем, что сеть воздушных линий в республике непрерывно расширяется, и делали всё возможное, чтобы обеспечить надёжную работу радиотехнического оборудования в аэропортах МВЛ.

Я тут же оформил командировку и на следующее утро должен был вылететь в Нефтекамск. Как помню, вылет рейса задержался часа на два часа, поэтому прилетел я туда уже после обеда. Начальник службы ЭРТОС Роберт Абдуллович Шайхутдинов встретил меня, мы с ним вместе пообедали в столовой аэропорта и поехали на ДПРМ. Так как в последней телеграмме о причине отказа было указано реле, заменённое в одном из блоков приводной радиостанции, я попросил показать мне отказавшее реле и сам этот блок. Когда мы извлекли его из оборудования, сразу увидел, что никакие детали и узлы в этом блоке за время эксплуатации не менялись. Пайка была нетронутой, вся заводская маркировка и лаковое покрытие оказались неповреждёнными, а реле, которое по документации числилось заменённым, стояло на своем месте как ни в чём не бывало.

Роберт Абдуллович понял, что 'вешать лапшу на уши' он мне больше не сможет, поэтому честно рассказал обо всём, как это было на самом деле. Оказалось, что дистанционное управление радиомаяком осуществлялось по достаточно остроумной схеме, которая и дала непредвиденный сбой. ДПРМ находился в обычной небольшой деревне, которых всегда великое множество вокруг любого аэропорта, и был смонтирован в одной половине деревенского дома, а в другой постоянно жила бабуся-пенсионерка, которая числилась сторожем этого объекта. Вела с утра до вечера обычное домашнее хозяйство, как в любом деревенском подворье, заодно и сторожила объект, обеспечивающий безопасность полётов. Работа на приводе позволяла ей иметь стабильную прибавку к небольшой пенсии.

От воздушной линии управления, в своё время протянутой между аэропортом и ДПРМ, остался всего лишь один провод, а мер по восстановлению линии никто принимать и не думал. Через этот единственный провод была организована прямая телефонная связь дежурного радиотехника с бабусей. На всех элементах управления радиомаяком и его вспомогательными устройствами были укреплены большие таблички с номерами, так как бабуся была слеповата и носила очки с очень сильными линзами.

Когда нужно было включить или выключить какой-нибудь выключатель или нажать какую-нибудь кнопку, дежурный радиотехник звонил бабусе и говорил:

- Баба Нюра, включи выключатель номер три. - Бабуся включала выключатель и докладывала:

- Включила.

- Теперь нажми кнопку номер шесть.

- Нажала.

- Всё нормально. До связи.

Таким способом выполнялись любые функции дистанционного управления радиомаяком, включая запуск дизель-агрегата и переход не резервное электропитание. Разговор на эту тему с начальником службы был у меня впереди, а пока я просто хотел поговорить с бабой Нюрой. Сели мы с ней на завалинку её неказистого домика и повели неспешную беседу.

- Баба Нюра, как же Вы согласились на такое. А если что-нибудь случится, Вам ведь придётся за всё отвечать.

- Да што ты, милок, рази ж мне трудно кнопку нажать? Раз начальник просить, негоже отказываться. Я давно тут работаю, усе уключатели и кнопки знаю. За што ж мне отвечать? Ничего плохого никому не делаю, начальник скажить. Што они говорять, то я и делаю. Скажуть запустить дизель, запускаю. Скажуть заглушить, глушу. И усе дела.

- Баба Нюра, а можете мне показать, как Вы это делаете?

- А што ж не показать? Покажу. Можно? - спросила она у своего начальника.

- Запускай, - разрешил он.

Не буду рассказывать, как бабуся запускала дизель-агрегат, но если бы она сделала всё это при сдаче экзамена на допуск к самостоятельной работе, я бы с удовольствием поставил ей заслуженную 'пятёрку'. Все навыки были отработаны до автоматизма, действовала бабуся уверенно, все операции выполняла в нужной последовательности, чётко и грамотно. После практического подтверждения высокой квалификации поговорили мы с ней о том, о сём, рассказала она мне обо всех своих деревенских проблемах, на том и распрощались.

Когда я прилетел в Нефтекамск в следующий раз и приехал на ДПРМ, баба Нюра встретила меня очень радушно, как старого знакомого, и даже молочка предложила попить. Функций по дистанционному управлению аппаратурой она уже не выполняла, так как линия связи была восстановлена и все номера с элементов управления сняты. За ней остались только функции охраны, но иметь такого подкованного сторожа было бы совсем не лишним на любом объекте радиотехнического обеспечения полётов!

За всю мою жизнь, ни до этого случая, ни после, мне ни разу больше не встретилась такая надёжная (всего лишь один отказ за всё время эксплуатации!), такая безотказная (соглашалась выполнять любые дополнительные функции, не предусмотренные должностной инструкцией!), такая универсальная (могла квалифицированно выполнить любые сложные операции, на что совершенно не способна штатная система ТУ-ТС!) и такая бескорыстная (ни копейки не получала за расширенную зону обслуживания!) система дистанционного управления, основанная на взаимодействии человека с машиной.

И всё это по одному проводу!






Max from Toronto
30.09.2007 03:26
Ых, не авиационное.. Но из жизни и для поддержания разговора.
Рулил я как железяками в одной местной конторе:
Вообщем все как положено: резервный генератор, мощные беспребойники в подвале, кондиционеры навороченные, куча всяких систем сигнализации ну и это все поодерживало работу оборудования 24/7. Единственно, что портило мою жизнь и не только мою - это кондиционнеры. Они висели отдельно и имели гадскую привычку не перезапускаться если в сети их питания была просадка ниже определенного уровня. Казалось бы мелочь, но если такой кондишен скисал, то через 15 минут на оборудовании можно было жарить яйца того, кто за это все отвечает... Переспектива не из приятных надо отметить... Но это присказка, сказка впереди...

Ну и соотвествнно были запланированны работы: установка сигнализации на них, как только кондиционер останавливается по любой проблемме - приходит сигнал на пульт охраны, и раздается сигнал. Ну думаю, все просто замечательно, наконец то проблема решится - теперь охраники будут свой хлеб отрабатывать, как перезапускать им обяснили, бо просто - одна кнопка на каждом - ткни и будет тебе счастье...

Ну и один день, в тяпницу, вся контора ушла в ресторан на обед за счет конторы - раз в год начхальники расщедриваются на такую подачку... Хотя с паршивой овцы и шерсти клок... Все бы хорошо, но вашего покорного слугу оставили на хозяйстве - ты у нас типа самый умный и квалифицированный и если че вальнется - ты тут же и исправишь, бо нарот будет стоять со стаканом в руке и отрывать от этого дело до боли неблагодарное и небезопасное. Ну ладно, думаю, мать ващу ..., хотяяя - все свалят в пятницу к обеду, ну и я ноги на стол и спать до конца смены, бо за мою работу там каких либо грандиазных свалов не было и ничего не предвещало развлекухи. В 11 часов никого в здании не осталось, кроме меня и охраника, да девочки на дверях в приемной - видать провинилась прошлой ночью.. Гм, ночью.. Ой, о чем это я? А ну да, байку расказываю... Продолжаю: Я естественно попитался чем бог послал испил чайку из тормозка, устроил себя по удобнее, ну и закемарил с чувством честно выполненого долга.... Ну и снилась мне эээ, ну скажем так секретарша в нерабочее время и в рабочей позе.. Да, и вкушаю я понимаешь такую дрему, как... Ну вы поняли - сработала сигнализация. Плять думаю, покемарить не дали гады.. Ну встал глянул - так и есть был сбой питания и конидшены естественно того. Прибежал охранник с глазами размерами с чайный стакан - мол что случилось... Что случилось, что случилось.. Кондишены того, тобишь этого... Вообщем отдыхают. Ну ладно, вижу человек не сильно знаком с этим всем, отправил его к бененой маме, ну вы знаете маму Бенечки? И пошел запускать кондиционеры - а их 6 штуков надо запустить в серверной, подхожу жму на кнопку и получаю фиг через весь мой файс лица - не запусается. На дисплее кондиционера надпись - внешняя блокировка, запуск не возможен. Хе, ну мы тоже не пальцем деланные - запустил, и бегом к другому, бо чувствую хвостом, что скоро можно будет упразнять столовку и готовить все в серверной... Вообщем обежал их всех - завел, работают. Уф, думаю, хорошо то как, загасил все предупреждения на панели сигнализации, что б не орала как мартовский кот и подумалось что пора бы чайку хряпнуть для успокоения нервной системы и подумать, как бы докладную написать по злобнее на всю эту тему...

Внимательный читатель, может подумать, что это собственно и была кульминция истории. Увы, о мой читатель - это все еще присказка... Самое веселье только и начиналось: вытирая пот с лба, я друг почувствовал задним местом неладное. Тишина. Опаньки дорогая редакция, картина репина дрочи прилители. Все кто работает с оборудованием знает - тишина это очень плохой признак в залах где работает много оборудования. Медленно оборачиваюсь, часть оборудование стоит темным и обесточенным. Хрена себе? Это вдруг с чего? Оглядываюсь на индикацию элекпитания - 3 фазы на месте, внешний генератор выключен, безперебойники в нормальном режиме. Никаких тревожных сигналов, но большая часть оборудования отрубилось...

Мды, вот это точно 3.1415здец - приехали... Самому все это запускать не управишься до следующего утра, да ко всему оборудование было вырублено непонятно как и в таком случае данные бьются на счет раз-два. Понимаю, что я отмщен - обед будет гарантированно испорчен у большого кол-ва народу. Ибо ситуация явно паховая, пардон очепятка, аховая. Сажусь за стол и начинаю накручивать телефон: своему начальнику "который просит чтоб я не прикалывался в такой важный момент", менеджеру по критическим ситуациям 'хы шутник, да, ну ладно в следующий раз ты пойдешь', начальник подразделения 'хера себе, выезжаю', ну вообщем лист был большой, и я получил истинной наслаждение обламывая планы нарота на пятницу после обеда. Бо согласно требованиям, кто не спрятался я не виноват должностные инструкции никто не отменял, в таких ситуациях - все должны бросить все и прибыть на место в кротчайшее время...

Мне потом расказали знакомые как выглядело это со стороны: все подразделение синхронно встало посреди тоста большого начхальства и пошло к выходу:

Это бы было смешно, если бы это не было смешно: прокорячились мы дружненько (ну я то дядя запасливый и пообедал и у меня всегда было, а вот кого с обеда сорвал было тяжко) до 12 ночи все это поднимая и пытаясь понять, что за х%ня произошла и какого произошло обесточивание оборудование и почему не сработали безперебойники и генератор. По окончания разборок полетов мне была вручена благодарность начхальников за следование инструкциям и клятвенное обещание, что во избежания повторения, мы лучше в следующие разы тебя отправим со всеми в ресторан и найдем какого то более счастливого сотрудника который будет приглядвать за оборудованием когда все стоят со стаканами в руках...

Результаты разборок: Установщики сигнализации на кониционеры не отключили цепь обесточивания всего оборудования находящегося в залах, в случае аварии на кондиционерах в результате сработало аварийное отключение всего оборудования, которое стоит после генератора и безперебойников... Из-за одного тоненького проводочка порядка 30 человек получили послеобеденное развлечение...

Мораль той басни сей: когда вам что то устанавливают на какое либо обороудование в помещениях где стоит ваше приглядывайте за работниками бо это может вам дорого обойтись...
Алексей Павлович Крынин
02.10.2007 00:45
2 Max from Toronto

Уважаемый Max from Toronto.

Профессионально! Чувствуется настоящий спец! Я бы с удовольствием почитал ещё.

Однако есть одно предложение, уважаемый Max from Toronto, надеюсь, Вы воспримете его по-деловому, без обид. Впечатление от Вашей байки ничуть не стало бы хуже, если бы в тексте не встречались всякие 3, 1415 и %, то есть, чисто специальные термины, совершенно непонятные молодым людям, которые пока не изучали теорем Пифагора, законов Кирхгофа, Ома и других уважаемых учёных, которых мы с Вами проходили в школе, а потом еще и на первом курсе колледжа или института.

А то, что такие на форуме есть, сомневаться не надо. Читают, не оторвёшь! Да ещё и начинают спрашивать, что это всё означает, хотят докопаться до самой сути. Любопытные, жуть! У меня трое внуков-школьников, и всех их не оттащишь от форума на Avia.ru, особенно от веток, которые создал и ведёт их дед.

Я весь день на работе, а они приходят из школы и сразу на Avia.ru. Да ещё и друзьям своим отправляют ссылки. Я, конечно, объясняю им, что скоро все эти специальные термины они будут изучать в школе, а потом и в институте, если сумеют поступить, а пока выкручиваюсь, как могу, ищу в словарях, энциклопедиях и показываю им результаты своих поисков.

Представляете, как это непросто. 3, 1415 продолжили до 20 знака, потом устали и отстали. Сегодня возьмутся за %, а там и сложные проценты не за горами.

Пожалейте деда.

Успехов Вам в творчестве.
-----




'Мать-начальница'

Через дорогу от моего участка в садовом товариществе 'Тихие зори' Уфимского ОАО (объединённый авиационный отряд) или, по-нашему, 'Тихие топи' угол в угол находился участок авиатехника Толи. Толя по возрасту был лет на десять моложе меня, но в обеспечении своей семьи стандартным набором квартира-машина-дача меня опередил. У него уже был горбатый 'Запорожец', а я всё ещё ездил на туристском велосипеде 'Спутник'.

Во всех делах на его садовом участке верховодила шумливая Толина жена, которую мои дети звали 'Мать-начальница'. Не успев открыть дверь 'Запорожца' после его очередного приземления в нашем саду и заруливания на стоянку, она начинала громогласно выдавать Толе и всем другим, кто прибывал с ними, свои команды, без которых все процессы, как я понимаю, были бы вообще не начаты или пошли бы совсем не в том направлении.

- Так, берите эту доску! Пилите здесь! Да не в этом месте, олухи царя небесного, опять доску испортили! Вот так надо было отпилить! Берите другую, леса на вас не напасёшься!

И так без конца. Толя, наоборот, был образцом покорности, а голоса его я вообще никогда не слышал.

Подход к строительству у меня и у 'Матери-начальницы' был совершенно противоположным. Я помаленьку-потихоньку строил свой домик сам, не привлекая никаких помощников, кроме моего сына Саши, который за годы строительства вырос от школьника-четвероклассника до юноши-допризывника, потом пошёл служить в Советскую Армию, а я был вынужден продолжать строительство в одиночестве. 'Мать-начальница' изредка привозила на объект целую бригаду, которая под её руководством за один день быстро догоняла и перегоняла меня по темпам строительства.

Моя жена Надежда Ивановна и дочка Света вообще не вмешивались в наши мужские дела и понятия не имели, как мы с сыном ведём нашу ударную стройку. Они считали своей задачей вовремя накормить нас и со своими советами никогда не лезли. На их хрупких плечах и руках был сад, а точнее, огород, поскольку в затопляемой зоне никаких плодовых и кустарниковых пород, кроме смородины, завести не удавалось. Естественно, какие-то вопросы, касающиеся архитектуры и общего ландшафта, мы обсуждали всей семьёй, но конкретное воплощение задуманного осуществлялось потом без женских советов и, тем более, команд.

Когда я, не дай Бог, делал что-нибудь раньше, чем мой сосед Толя, это грозило ему очередной выволочкой от 'Матери-начальницы'. При этом невольными свидетелями были все, кто в это время находился на соседних участках:

- Смотри! Сосед на велосипеде, а песок уже завёз! А ты, олух царя небесного, - на 'Запорожце', а завезти никак не можешь!

На следующие выходные куча песка возвышалась и на Толином участке. Мы с сыном, делая вручную по несколько замесов в день, начали заливать бетонный фундамент, у Толи на участке никаких движений не было. Через некоторое время наш фундамент был готов, мы приступили к возведению кирпичных стен, а 'Запорожец' в саду так и не приземлялся.

В один прекрасный день прямо на участок к Толе приехала мощная бетономешалка, взревел мотор, 'Мать-начальница' стала последовательно выдавать команде мужиков нужные команды, и к вечеру фундамент был залит. Потом на её стройке опять всё затихло.

Мы за первое лето возвели стены первого этажа, который был необходим для того, чтобы поднять пол садового домика выше отметки ежегодного весеннего затопления (но не выше 2 метров 20 сантиметров по существовавшим в те годы нормам застройки!), а у Толи так и стоял один голый фундамент.

Чуть отвлекаясь, добавлю, что это ограничение в 2 метра 20 сантиметров многим потом обошлись боком. В каждом садовом товариществе тогда существовали специальные комиссии, которые следили за строгим выполнением норм застройки. И если после окончания строительства высота подъёма над землёй пола садового домика превышала эти 2 метра 20 сантиметров на толщину партийного билета, хозяин участка вполне мог лишиться этого важного документа, без которого в наши годы было и не туды, и не сюды.

Как-то раз в очередные выходные прихожу к себе на участок, смотрю, а у Толиного домика стены не только первого, но и второго этажа уже готовы! Я опять оказался в отстающих. И так это негласное социалистическое соревнование продолжалось в течение нескольких лет, за которые мы постепенно добрались до строительства крыш.

Поскольку мои пробивные способности и возможности в приобретении дефицитных строительных материалов были намного ниже, чем у 'Матери-начальницы', их домик под шиферной крышей приобрёл законченные формы гораздо раньше, чем у нас. Шифера в продаже не было, поэтому на нашем домике крыша долгое время была покрыта всего лишь одним слоем толи.

Однажды разыгралось целое стихийное бедствие, над нашими садами прошёл сильный град, который не только превратил в салат весь выросший на участках салат и другие овощи, но и изрешетил крыши всех садовых домиков. У многих наших садоводов-любителей, профессиональных авиаторов, пилотов и штурманов, инженеров и техников, короче, представителей всех авиационных профессий и служб, крыши на домиках были покрыты толью, как и на моём.

Мы собрались с коллегами на консилиум, благо, что у нас в саду были и свои профессиональные метеорологи, и долго обсуждали, что нам делать после разгула стихии. Специалисты сказали, что по статистике такой град над нашими садами может повториться не раньше, чем через сто лет. Ничего не оставалось, как положить ещё один слой толи, этого ненадёжного, но относительно дешёвого материала, поскольку шифер в продаже так и не появился. И мы все синхронно полезли на свои крыши по всему нашему коллективному саду.

Наша соседка, наблюдая за моими мытарствами, не выдержала и по-соседски предложила купить у неё остатки шифера, которых вполне бы хватило на нашу крышу. Приобретала она себе шифер где-то по знакомству, или, как тогда говорили, 'по блату', с хорошим запасом, поэтому больше половины дефицитного строительного материала у неё осталось и лежало без применения. Единственным препятствием было то, что никаких документов на шифер у неё не было, а в те годы мы аккуратно подшивали в папочку документы на каждую доску и каждый гвоздь. Бережёного Бог бережёт.

От безысходности я не стал соблюдать эти формальности, тут же без лишних разговоров отдал ей нужную сумму, поблагодарил за соседскую помощь и взаимовыручку, и мы с сыном быстро перетаскали к себе на участок все оставшиеся у соседки листы шифера. Рассортировали их и стали потихоньку делать нормальную крышу. Хорошие листы пускали на фасадную сторону, а плохие шли туда, где их не было видно.

Недели через две и наш домик приобрёл законченный вид. Причём по сравнению с крышей на Толином домике, которую делала очередная наёмная бригада, наша выглядела, как игрушка. Естественно, приходя в сад, я радовался результатам своего труда и был доволен тем, что, в конце концов, удалось из некондиционных и бывших в употреблении материалов построить вполне приличный домик.

Как-то раз в окно со второго этажа увидел, что наша агрессивная соседка взяла своего мужа Толю за рукав и повела его в сторону главного входа на наши садовые участки. Отойдя на некоторое расстояние, они остановились, повернулись лицом к нашим домикам, и 'Мать-начальница' начала что-то эмоционально втолковывать Толе, указывая по очереди пальцем то на свою, то на нашу крышу. Я не слышал их разговора, но по аналогии с предыдущими, глядя на её жестикуляции, мог бы безошибочно воспроизвести его со всеми интонациями:

- Смотри, сосед на велосипеде, а сделал из остатков нашего шифера такую крышу, что залюбуешься. А ты, олух царя небесного, - на 'Запорожце'. Сколько нового шифера угробил, а на крышу страшно взглянуть!

Так что велосипед - это не только хорошее здоровье, но и двадцать-тридцать килограмм легко усваиваемого, .. ох, извините, 'старики', что-то пальцы летают по клавиатуре впереди моих мыслей. Наверное, пора спать. И вам всем доброй ночи, крепкого освежающего сна и успехов в осенних полевых работах на ваших садовых участках в воскресный день.



шрм
02.10.2007 10:59
Добрый день ,
Рискну описать случай из собственной практики
К авиации отношения не имею , кроме того что , в свое время пытался поступить в летное училище ГА , но был забракован по зрению , однако мое зрение устроило врачей в мореходке и вот через несколько лет с дипломом 0701
оказался в должности начальника судовой радиостанции на одном из судов минморфлота.
1990-1991 г. восточная(океанская) сторона Японии , миль 50 от берега. Ночь. У меня в каюте раздается звонок.Говорит вахтенный 2-й помошник:
-Начальник , у нас эхолот с ума сошел...
-И что говорит эхолот ?
-Глубина под килем 25-30 метров
-А сколько по карте ?
-200-300 м.
-Ну и х. сним говорю , с утра разберемся..
-Ну тогда я в вахтенный журнал запишу показания твоего прибора...
Это уже серьезно , подымаюсь на мостик.
Включаю эхолот , он действительно выдает нереально малую глубину , однако через 10-15 секунд показания меняются и глубина становится штатной.
Повторяю эксперимент несколько раз , результаты очень похожие.
Что происходит мне в принципе уже понятно, и я озвучиваю свою версию ночной вахте в лице штурмана и его матроса, версия такова:
Поскольку у нас на судне 2 двигателя то уровень шумов
от их работы очень высокий и под нами , с нашим курсом и скоростью двигается субмарина , предположительно вероятного противника. Вывод: будем бомбить...
Беру командование на себя и посылаю матроса в спортзал , где у нас имеется большая двухпудовая гиря, для увеличения мышечной массы экипажа.
Гиря успешно транспортируется на бак (нос) судна, где
по команде она должна быть применена.
Активируем эхолот , видим что лодка под нами....Залп!
и гиря уходит в пучину Тихого океана.
Далее.. А далее все было нормально , глубина соответствовала официальным промерам обозначенным на морской карте.
Через много лет , за столом , рассказал эту историю
Командиру группы гидроакустиков одной из наших пл.
Он долго смеялся и на мой вопрос , попали или нет?, ответил:
-скорее всего нет , но в штаны ребята на лодке наложили.Ведь падение гири вахтенный гидроакустик квалифицировал бы как сброс
глубинной бомбы , а далее паника в цпу резкое изменение глубины и курса и долгое ожидание взрыва...
И судя по всему лодка действительно была натовская.

Вот так.. А эхолот был исправен.


RA44471
02.10.2007 11:31
2 ШРМ
C такими историями на bigler.ru надобно.
2 ШРМ
02.10.2007 13:09
Это вы гирю просто так выкинули?
Я бы на месте экипажа вас вместо гири запулил в пучину...
yurik_nsk
02.10.2007 13:51
Лето 88 года, пошел второй год срочной - после второго курса радиотехнического факультета, тащим лямку в Эмбе-5. Кто помнит - мода тогда была забирать студентов...
Летали тогда много, по сто сорок самолетовылетов в смену, да плюс вертушки, да транспортные Аны, да ночные прилеты большой тушки... горячее было время, в прямом смысле этого слова. в будке РСП температура доходила до пятидесяти градусов, и по жаре полк не летал - а летали с раннего утра, разведчик вылетал в пять - и после обеда, смены часто затягивались часов до двенадцати, до часу...
Оборудование, само собой, требовало регламента - и регламент проводили по выходным, что конечно не добавляло энтузазизма офицерам. Срочникам же особой разницы не было - скука на точке смертная, и возня с железом как-то разнообразила "тяготы и лишения воинской службы".
Мой личный начальник, лейтенант К, и двухгодичник-"пиджак" старлей М, и я - возимся с стойкой ДРЛ РСП-6М2. Станция холодная, всю ночь не включалась, но аккуратист и педант М. тщательно разряжает выводы высоковольтных конденсаторов, магнетронов и трансформаторов в шкафу диспетчерского локатора. Да и то - рабочие напряжения высокие, под тридцать киловольт, оборудование выглядит устрашающе - мощные модуляторные лампы, толстые провода, конденсаторы размером с посылочный ящик. Остаточным зарядом даст так, что мало не покажется! В целях соблюдения техники безопасности, везде предусмотрены всевозможные защиты, блокировки на дверях, и на внутренней стороне двери укреплен специальный заземлитель для разряда элементов. Вот этим заземлителем, как кочергой, и орудует сейчас старлей М, снимая последние остатки высокого напряжения с элементов схемы. Делает он это тщательно, снова и снова тыкая заземлителем в уже разряженные цепи. Мы с лейтенантом внимательно разглядываем процесс, стоя сзади.
Закончив с кочергой, старлей залазит наполовину в шкаф и пытается достичь узла регулировки магнетрона. Смутно припоминается какой-то то ли винт, то ли еще какой подстроечный элемент - за давностью лет вылетело из памяти. Ну так вот.
Не добравшись до магнетрона, старлей вылезает из шкафа и начинает расстегивать часы. Все правильно - фокусирующее магнитное поле магнетрона на раз прикончит механические часы. Часы снимаются и передаются помощникам на сохранение.
Снова старлей наполовину влезает в шкаф. За его спиной, я показываю своему лейтенанту ладони. Глаза летехи загораются, и он звонко хлопает в ладоши, имитируя щелчок высокого напряжения.
Скорость извлечения задницы старлея из шкафа явно нарушила все физические законы. А мы, устроив невинный розыгрыш, вывалились из станции и ржали как кони...
Одному - девятнадцать, другому - двадцать три. Самый старший, двадцатипятилетний стерлей, представлялся мне тогда умудренным опытом, взрослым мужиком...

сейчас это вспоминается, как невозможно другая жизнь...
02.10.2007 20:48
Историй много!Надо только собраться и... выдать!
Max from Toronto
03.10.2007 01:00
Для Алексей Павловича
Да что ж обижаться на конструктивную критику? на то она и конструктивная...

Гм в продолжение, история: "Берегись строителя"

Cлучилась эта история с городе герое Кишиневе, где писатель подшабашивал иногда прокладкой компьютерных сетей. Работа конечно не для слабонервных - за день как козел горный по крышам напрыгаешься, после что не то что есть, стакан видеть не можешь.

Ну и в один день попросили нас обтянуть одну конторку, магазинчик торговый, со складом и бугалтерией сеточкой, ну все компактно и одноэтажно, что радует, но вот кабельной инфраструктуры... Вообщем в войну 1812 года наверно была лучше.. или у индейцев местных.. И строители местные носятся вокруг..

Мде, ну что делать? Сказали А, надо говорить дальше.. Приступаем: торговый зал сделали быстро, бо опытъ есть да и струмент правильный присутствовал. Осталось в зале сделать маленький переход под полом к кассам, под который предусмотрительно была оставлена канавка в полу и плиточки лежали рядышком, которым это надо было потом прикрыть.. Как все белые люди нами был заготовлен пхв тонкостенная труба, которая лежала рядышком. На этой торжественной ноте, мы решили сделать перекур совмещенный с принятием пищи согласно заранее купленных билетов. Отсутствовали мы ровно бутылку пива с чем бог послал в ближайшей забегаловки. Возвращаемся в хорошем настроении: покушали, девушки кругом ходят в коротких юбочках, тепло, мысли не те что надо в голову лезут, да и зал практически закончен - можно на улицу выбираться чтоб пробросить кабеля между зданиями, ну и наверно на сегодня будет все. Я вам уже про девушек говорил? Вооот...

Ну и на каждый Вооот, находиться обламатель мечт в лице молдавского строителя со своим пониманием что и когда делать - когда входим видим только концы уложеной трубки и акуратно выложеную на полу плитку финскую... По техническим причинам был взят перекур, бо в зале находилось много дженщин раскладывавших всякую всячину, а у нас накопислся некотрый запас слов и выражений которые очень хотелось высказать в неформальной форме... Значить, стоим мы у задней двери обмениваемся неформальными мыслями по поводу через чур ретивых строителей, когда подходит шеф и спрашивает, откуда столько веселья на наших добрых лицах. приводим, тыкаем пальцем, обясняем, что не пролезут сейчас туда наши кабели. А отвественность за слом этой красоты на большю кучу туриков, мы на себя не возьмем.
Шеф, почесал ум минут 5, оглядываясь вокруг и видя только лица с честным выражением: Это не я и кто это сделал незнаю и под пытками нескажу. После чего плюнув на дорогущую финскую плитку.... дал команду ломать как было до того.. Вообщем попал он тугриков наверно на 900... Ну да ладно, строители уловив напряженые нотки в его голосе, сдали нам канавку в рекордно короткий срок, чему мы были рады, быстро проложив новую трубку с предварительно продернутыми туда кабелями мы выдвинулись на свежий воздух, бо строители начали быстро все это заделывать и выкладывать плитку, - тянуть кабеля по стальке (стальной проволке). Ну систему знают все связисты и не только - протягивается сталька, а к ней цепляеются все кабеля что надо. Что мы и сделали - нашли металические части на обеих старых зданиях и к ним привязали стальку. На следующий день быстро закончили всю эту канитель, установили оборудование, проверили, сдали заказчику и получив честно заработанные тугрики умчались праздновать...

Все бы ничего если бы через неделю нас не дернули в зад в ту контору - не работает. Хы, ну мы то дяди уже с усами и знаем, что если работает, а потом не работает - то кто то там постарался... Но не признается...
Стали разбираться - верно, осутствует линк между бугалтерией и серверной, мде. непонятки, прозваниваем.. все 4 пары в кабеле закорочены намертво. Вот тут мы и призадумались. там был проложен кабель в изоляции для прокладки на улице, да еще ко всему каждая жила в своей изоляции. Кроме того прошли мы вдоль всего провода - там где могли пощупать руками - пощупали - нет повреждений. Остался только кусок, что подвешен на высоте 7 метров через дорожку на стальке. Но там то что может произойти, если мы этот кабель видим и вроде ничего плохого с ним нет?

Применив заполнитель желудков из ближайшего магазина, совмещенным с принятием доз просвятлителя мозгов от туда же и вычесав наш ум до основания - дружно решаем найти лестницу и проинспектировать кабель натянутый между зданиями на стальке бо больше проверять нечего.

Принесли лестницу, ну я полез туда... Для удобства разглядывания я взялся за стальку. Вообщем поймали меня товарищи снизу, с вежливой заботой: Дарагой, ты что так громко выражаешь свое отношение к местным строителям да еще в столь своеобразной cловестной форме? Меня хватило только на ткнуть рукой в верхБо сказать что то другого, кроме выражений на великом и могучем языке я не мог.. Правильно истолковав мой жест, туда полез следующий товарищ... Он так же как орЕл пикирует вниз и в долине раздаются уже два возмущенных голоса высказвающих свое отношение к нерадивым строителям..

Итак, что оказалось: сталька когда то была раскалена до дикой температуры, то ли из-за перекоса фаз или из за неправильного заземления, толи когда варили землю цепанули не туда куда надо, толи еще чего, но этого хватило для того чтоб в результате изоляция на нашем компьютерном проводе оказался банально расплавлена до жил, которые естественно коротили между собой. В тот же день мы парадовали и местных связистов, которые так же бегали рядышком пытаясь понять почему половина телефонов в зданиях не работает. Связисты были нам очень благодарны и сильно пополнили наш словарный запас выражениями и планами что они сделают со горе стоителями когда их найдут.

Мораль той басни сей: Тяните комуникации когда строители все закончили и их не видно в радиусе 100м от обекта..
Алексей Павлович Крынин
03.10.2007 01:17
2 шрм
2 yurik_nsk

Приветсвую коллег по цеху. Радио - оно и в Африке радио!

Молодцы!
-----



2 Max from Toronto

Ну, и ладушки!

Новый рассказ Ваш - блеск!
1234567





 

 

 

 

← На главную страницу

Чтобы публиковать комментарии, вы должны войти на сайт.

Реклама на сайте Обратная связь/Связаться с администрацией
Рейтинг@Mail.ru