Мобильная версия
Войти

[правила] [список форумов]

Рубрика: Об авиации

Авиационная проза

 ↓ ВНИЗ

Steel_major форум
Старожил форума
11.11.2008 09:27
Предлагаю уважаемому сообществу публиковать здесь свои пробы пера, обсуждать их, делиться ссылками на найденные в сети произведения о летчиках, авиации и авиаторах. При всем уважении к Василь Василичу Ершову думаю, что ссылками на его произведения забит Интернет и разводить дискуссию по сотому разу не стоит.
Steel_major форум
Старожил форума
11.11.2008 09:56
Я начал, мне и отвечать за базар. Для затравки - один из первых моих рассказов.
===============================
Три одуванчика
(рассказик)

Спасибо тебе, Глеб Пермяков. Впрочем, я это уже писал, но от имени всего экипажа. Теперь пришла пора поблагодарить лично.
Снова второй курс славного Балашовского ВВАУЛ, 1990 год, аэродром Ртищево, 666 уап.
Есть такое понятие в летных училищах: "шлагбаум", или "барьер". Несмотря на всякие профотборы и медкомиссии, реальная проверка боем возможна только "за рулем" настоящего самолета. Только там можно выяснить, стоишь ты чего-либо, как летчик, или полтора года ты пыжился зря, и оставшиеся полгода придется дотаптывать в роте охраны на училищном аэродроме. Так вот, в 1990 году барьер у нас равнялся примерно (сейчас точные цифры из КУЛП-ВТА-90 не помню) пятидесяти полетам или примерно 20-25 июня. Если до этого срока не вылетел самостоятельно - кранты, Совет училища, списание по "нелетке" и полгода в карауле на "217-м".
Летать мне нравилось, хотя в первом полете и обуяла легкая паника, я катастрофически не успевал делать все сразу: следить за высотой, курсом, скоростью, положением АГД и РУД, местом первого и всех последующих разворотов, запоминать ориентиры и т.д. и т.п. Вылез на негнущихся ногах и дрожащими руками прикурил (с тех пор покуриваю до сих пор). Однако дальше - больше, стало получаться, вот только высоту выравнивания и уборки газа (0,5-1 м. и 9 м. соответственно) я практически не различал. На "летческом" языке это называлось "не видит землю" и лечится интенсивными полетами после которых ты либо "прозреваешь", либо... см. выше.
Не я один был такой, 2\3 эскадрильи составляли такие же бесстрашные камикадзе. Каждый выкручивался из этой ситуации, как мог. Один кадр ставил сигнализатор радиовысотомера на 10 метров и, услышав в наушниках писк, убирал газ и механическим (неосознанным еще) движением начинал выравнивать. Все бы ничего, но по технологии работы с кабиной полагалось ставить этот сигнал на 200 м. (высота прохода дальнего привода). В итоге уже в полете с проверяющим перед первым самостоятельным на высоте 200 метров (в нервах забыл переставить перед вылетом) товарищ услышал сигнал, убрал газ и начал энергично выравнивать, выводя самолет на режим сваливания. Ничего, пронесло (не в буквальном смысле).
Страшно? А то, почему, думаете, про инструкторов говорят: "Долетался до седых яиц"?
У меня была своя фишка. КПБ (концевая полоса безопасности) примерно метров на 500 от торца полосы перед полетами была скошена, образовав почти английский газончик. На нем буйным цветом расцвели одуванчики. Три из них росли характерным треугольником, а их местоположение примерно совпадало с высотой 9 метров при нормальной крутизне глиссады снижения. Через 10-15 полетов у меня, как у собачки Павлова, выработался рефлекс: мелькнули три одуванчика, убрал газ, начал выравнивать. Вот так благополучно я отлетал 2\3 вывозной программы, когда нарвался на подполковника Горина.
Надо сказать, что Горин был легендарной в училище личностью. Менее известной, чем комбат Кривошеев или ротный Полькин, но исключительно по причине географической удаленности. Был он живой иллюстрацией, что на 1000 летчиков все-таки вырастает из обычного курсанта летающий МУДАК. Был он статен, высок, привлекателен с точки зрения женского пола и... очень хотел в академию, куда и "пролетал" уже года 2 подряд. В этом году у него была крайняя (в авиации слово "последний" под запретом) попытка, после которой, выражаясь словами командира Тома Круза (Мейверика\Бродяги) из фильма "Топ Ган", "возить ему до конца жизни собачье дерьмо на транспортных самолетах".
Итак, поставили меня дежурным по роте, в смысле эскадрилье. На мою беду в тот год проходил чемпионат мира по футболу и нарушения распорядка дня избежать не удалось. Да это было и невозможно. Будь даже у меня двухпудовые кулаки и недюжинный авторитет, отгонять после отбоя толпу болельщиков от телевизора было "чревато боком". Светящиеся неровным синеватым светом окна нашей стоящей на отшибе "фазенды" были зафиксированы лично Гориным. После недолгой и почти ласковой беседы (Горин почти никогда не орал, выматывая душу казенной вежливостью) мне был дарован шанс исправиться. В двух экземплярах. После них под бдительным контролем комэска были добавлены еще 3 наряда вне очереди, потом еще 5. Короче я "попал на орбиту". Где-то к 3-му или 4-му моему наряду Горин официально дал добро на просмотр матчей чемпионата, но всё объявленное мне ранее осталось со мной же. В эскадрилье зашептались "подводит под шлагбаум". И правда, я близок был к отчислению, как никогда.
Проблемы были не у меня одного. Еще в экипаже Глеба Пермякова пытался вылететь самостоятельно Хоттабыч. Хоттабыч (Хэт, Старый, Макивара, остальное не помню) а по паспорту просто Дима, был родом из Туркмении, где приобрел смуглую кожу и сушеный вид. Характерной чертой его облика была легкая сутулость и руки, свисающие до колен и заканчивавшиеся ма-а-ахонькими кулачками размером с поллитровую банку, что в сочетании с природной флегмой придавало Хэту вид грустного гиббона. Первую хохму Хэта пересказывали как легенду. Был у нас на первом курсе такой предмет "Термодинамика". По своей простоте и доступности сравним только с сопроматом (ну или марксистско ленинскими предметами). Т.е. запутанная теория, формулы в 3-4 этажа на всю доску, схемки на 4-6 ватманских листах на всю стену и проч. Этот предмета боялись и ненавидели ВСЕ. Включая самых головастых отличников.
И вот однажды, в начале занятия по ТРД, препод решил провести опрос. Повесив на доску плакатик-схемку на 6 ватманских листах с авиадвигателем в разрезе, обильно уснащенную графиками и заголовком "Изменения параметров потока в газовом тракте турбореактивного двигателя", он задал коронный вопрос: "Желающие отвечать есть?" Отличники на первых партах залегли за стопки учебников, "камчатка" сползла под парты. В звенящей тишине прозвучал уверенный басок Хоттабыча: "Можно я?" Препод удивленно поднял брови, поскольку Хэт по всем предметам не только отличником, а даже хорошистом не числился, но разрешил. Хэт вышел к доске со схемой, взял указку, немедленно утонувшую в его ладошке как карандаш, уверенным и размашистым движением обвел всю схему (благо длины рук хватало) и озвучил:"Ну, эта схема довольно проста". Препод дернул головой как внузданный конь, брови метнулись вверх и спрятались под короткой военной челкой: "Да? Ну-ну, продолжайте". Хэт промолчал... минут пять. " У Вас все?"- подполковник явно пришел в себя. Хэт утвердительно и грустно кивнул. "Ну-у-у тогда я Вам, пожалуй, двоечку нарисую".
Был еще эпизод, когда мы после отбоя и ухода ответственного офицера устроились небольшой компанией на подоконнике возле нашей с Хэтом кровати (кровать двухярусная, а не то, что вы подумали) попить чайку с "посылочными" домашними гостинцами. Невзирая на возню, Хэт крепко спал на своем втором ярусе, доверчиво сопя нам в уши. К третьей банке мы слегка разомлели и утолили вечный волчий голод. В недобрую минуту расслабленному чаем и деликатесами Аркаше Денисову пришла в голову мысль разбудить и угостить Хэта. После нескольких потряхиваний за плечо Хоттабыч, не открывая глаз, сомкнул свои ручонки на Аркашином горле. Денисов попятился. Хэт не открывая глаз, начал слезать с кровати. Мы с трудом оторвали его руки от Аркашиного горла и всей бандой кинулись наутек, в туалет (а вы бы куда побежали?). Вслед за нами с вытянутыми руками бесшумно (поскольку без тапочек) скользил силуэт Хэта, в полумраке казармы сильно напоминавший ожившую и распеленавшуюся мумию. Эта хичкоковская сцена закончилась в туалете, где прикосновение босых пяток к холодному кафелю разбудило Хоттабыча и он, привычно ссутулившись, сонно запричитал: "Ну, мужики, вы чего..."
Этот великолепный образчик будущего офицера советской авиации имел, по слухам, крепкий тыл в лице полковника Л, главного летчика-инспектора училища.
Так вот, при норме порядка 40 полетов до первого самостоятельного (+5 от "шефа", +5 от КЗ или комэски, +5 от комполка), Димуля выполнил 73 полета. Он не пропустил ни одной ступеньки из длинного списка авиационных начальников: "шеф" т.е. летчик-инструктор, старший летчик звена, командир звена(КЗ), зам комэска, комэска, зам командира полка, командир полка. И каждый из них после консультации с вышестоящими звеньями добавлял Диме кто 5, кто 3 полета, после чего передавал по инстанции выше. Запомнилась история, рассказанная старшим летчиком звена.
Насколько наш Глеб был флегматичен и молчалив, настолько "старшой" был суетлив и словоохотлив. Глеб обычно оценивал в окно воздушную обстановку и молча махал рукой, мол "крути разворот". Старшой непрерывно распекал за ошибки, но ничего не подсказывал. Вот они с Хэтом взлетели, убрали шасси и закрылки, набрали 300 метров и легли в горизонт. Хэт крепко сжимая штурвал (размер ладоней вы помните), спокойно смотрел в необъятную даль и ждал команды ладонью. Старшой тарахтел и ждал, когда Дима разродится сам. Когда первый разворот неприлично затянулся, старший летчик сдался и, уснащая речь обильными комментариями, дал команду на разворот. Хэт шевельнул штурвалом вправо и беззвучно зашевелил губами. По окончании разворота крутнул штурвал влево и "замолк". "Ты это что сейчас говорил?"- слегка опешил старшой. "Считал,"- безмятежно откликнулся Хоттабыч,-"я заметил, что разворот длится 23 секунды, вот и считал про себя: двадцать один, двадцать два...".
То-то, а многие нетворческие личности до сих пор "коробочку" по компасу строят. Хэт всех сделал, а вдруг, в самом деле, компас откажет?
Короче, прилетел проверять любимого "племянника" сам "спонсор", полковник Л. Несмотря на чудное (ударять на "О") поведение, Дима был хорошим товарищем, добрым, спокойным и нежадным и всему нашему экипажу не хотелось его терять. Крепко сжав на счастье кулаки, мы провожали самолет, уносивший в своем нутре Хэта, полковника Л. и заложника-бортмеханика. "Не, вы гляньте, рулит-то уверенно!"- выдал я вслух свое волнение. "Хоть этому научился", - откомментировал Глеб, - "к семьдесят-то третьему полету". Через пару дней Хоттабыч уже собирал вещи. А ЖАЛЬ!!!
Но вернемся к "барьеру". Что же было дальше, спросите вы. А дальше полный секонд-хэнд, т.е хеппи-мил, тьфу ты, хэппи-энд. Горин уезжает поступать, и поступает. Меня сажают в самолет в начале смены, а в конце я сам из него выпадаю. И так неделю или полторы, навыки-то утрачены. Как говорится, "не знал, а ещё и забыл". НО!! Первый после "орбиты" полет был с тем самым нервным старшим летчиком нашего звена. А одуванчики к тому моменту побелели и облетели. В итоге, запоздав с уборкой РУД и выравниванием, чуть не вогнал самолет носом в землю на скорости 190 (или около того) км/ч. Тем самым сделал еще полшага вперед к бесславному концу своей зеленой летной карьеры. Спасибо Глебу, отстоял, и я уж больше не чудил. Стал видеть 10 метров, а уже старлеем - и метр высоты.
Закончил я свою летную карьеру в 99 году с допусками в качестве командира корабля на все, включая поисковые действия над морем во взаимодействии с кораблями (это пограничная авиация) при минимуме 300х3000 (высота облаков х видимость), но 3 желтых одуванчика порой снятся до сих пор.
Steel_major форум
Старожил форума
11.11.2008 11:28
АВИАЦИОННО-ПОГРАНИЧНАЯ ОДЁЖКА

Когда мы с моим однокашником, Игорехой Новиковым, прибыли на Чукотку, нас поначалу очень интересовал вопрос с повседневной формой одежды. Новой формы нам было не положено, а в училище вся форма была с синим ВВСовским кантом. А теперь полагалась с зеленым. Нам по секрету рассказали, что эта синяя краска превращается в зеленую нужного оттенка после обработки каким-то нитрофунгином. Гоша достал (вроде, лекарство оказалось), развел эту дрянь в воде и обработал все синие канты. Естественно, что нанести раствор ровно не удалось, и мокрые линии на штанах местами утолщались, а местами вообще превращались в пятна. Уповая, что дрянь воздействовать будет избирательно только на синий цвет, Гоша лег спать. Наутро выяснилось, что история с нитрофунгином напоминает известную проблему с «радикально черным цветом» усов Кисы Воробьянинова. Т.е. кант из синего стал коричнево-болотным, слабо напоминая «пограничную» зелень, а там, где дрянь протекла с канта на штаны, ткань побледнела и тоже слегка побурела. Сюрреалистичненько так. Я просто купил в военторге новые погоны и быстренько их перешил на повседневке, оставив синий кант нетронутым. Парадки тоже не касался.
Впоследствии же выяснилось, что все наши старания нафиг никому не нужны, ибо даже в наряд «чукчи» ходили в летной техничке, поддевая под комбез рубашку с галстуком для блезиру. Так и жили до 28 мая. А там у нас Гошей наступил культурный шок.
В части было около 70-80 офицеров и прапорщиков. На торжественном построении НИ ОДНОГО одинакового по форме одежды.
Все варианты от 100% замасленной технички ("а шо, больше ничего не выдали") до щеголеватого ВВСовского лейтенанта (это я, ленивый ничего на парадке не перешивал, не менял). Гоша Новиков щеголял своими широкими и пунктирными одновременно сине-зелено-коричневыми лампасами. Поскольку парадку за время существования части не выдавали, судя по всему, ни разу, то отдельные капитаны, отчаявшись втиснуть намечающееся брюшко в лейтенантские штаны, не застегивали на них 2-3 верхние пуговицы, стянув верх штанов ремнем. В сочетании с расходящимися спереди (и сзади) полами кителя временами вид открывался весьма пикантный. У одного майора при попытке отдания воинского приветствия лопнул на спине китель, что не помешало ему отбыть повинность до конца.
А как вам авиационная техничка под зеленую рубашку с галстуком? Часто так ходят, говорите? А под белую рубашку с черным галстуком? Праздник, ведь, народ старался соответствовать. Про повседневные кителя с белыми рубашками и желтыми ремнями я молчу.

В дополнение ко всему через два-три года начали раздачу новой, уже российской формы, где то, что было при СССРе синей парадкой, стало повседневкой, только с накладными карманами. Появились синие шинели (по-новому, пальто), синие офицерские плащи и пр. извращения демократической моды. К тому же все это поначалу было в ВВСовском исполнении (с синим кантом). На торжественных построениях и строевых смотрах стало еще «чудесатее».
Итак, еще варианты (включите воображение):
Вариант 1: синяя новая ВВСовская фура, старые повседневные штаны с зелеными лампасами, синие с зеленым просветом погоны на «старом» повседневном кителе;
Вариант 2 - полностью ВВСовская синяя парадка с коричневым ремнем от портупеи и криво перекрашенными нитрофунгином из синего в зеленый лампасиками на штанах и просветами на погонах;
Вариант 3 - парадная пехотная бирюзовая (родом из СССР) парадка с авиационными эмблемами и авиационной «курицей» на стандартной пограничной фуражке;
Вариант 4 – желтый парадный ремень с позеленевшей от времени бляхой на новой «демократической» синей форме, впрочем, с повседневными погонами. Фуражка пограничная.
Вариант 5 – отпадный совершенно. Крышесносящий у любого тогдашнего военного. Фура – традиционно пограничная. Китель под белую рубашку с черным галстуком – «демократический», с накладными уже карманами. Погоны повседневные, ибо перешивать лень. Внизу синие советские авиационные парадные для строя галифе (я сам такие только пару раз ещё в училище видел) с ярконачищенными сапогами. Для колориту – желтый парадный ремень и расстегнутые (ибо не сходится на пузе) верхние пуговицы «кривых» штанов, что не мешало им туго и пикантно обтягивать офицерскую задницу начиная от середины бедра.

Но синяя (теперь повседневная) форма с зеленой заслуженной фурой - самое легкое из извращений. Бешеным спросом стали пользоваться прокурорские погоны (синие с зеленым просветом). Промышленность быстро откликнулась на нужды пограничников и наладила массовый выпуск для них штанов, фуражек и пилоток (все с зеленым кантом). Все это перемешивалось у нас в разнообразнейших сочетаниях. Самые ушлые ухитрились добыть в отпуске ФПСовский нарукавный шеврон на синем сукне. У всех остальных этот шеврон светился зеленым на синем. Отдельные эстеты, не выдержав сочетания зеленого шеврона на синем рукаве, но и не найдя синего шеврона, покупали погранично-моряцкие, черные. Самые запасливые продолжали донашивать старую синюю парадку, заменив до дыр протертые штаны свежевыданными. В таком варианте новые повседневные штаны, старый парадный китель (изначально слегка другого цвета, а теперь еще и вытерто-запыленный + с золотыми парадными погонами с синим просветом) и традиционная зеленая фуражка создавали непередавемую цветовую гамму, которая заставляла переходить на другую сторону плаца щеголеватых лейтенантов-голицынцев в шитых "аэродромах".
Вообще, такое впечатление, что перед построением у всей части собрали всю форму, свалили в общую кучу и щедро перемешали. Потом всех разом до кучи допустили. Расхватали, кому-то с цветом не повезло, кому-то с размером (маленький Серега Калянкау подвернул парадку, полученную в приморской прапорской школе, раза два на брюках и раз - рукава на кителе).

В результате во время торжественных построений от строя эскадрильи шарахались даже привычные ко всему отрядовские беспородные собаки, а пехотные полковники и полуполковники на трибуне во время прохождения эскадрильи торжественным маршем закрывали глаза и пунцовели, подавляя рвущееся наружу ржание.
Steel_major форум
Старожил форума
11.11.2008 11:37
СЕРЕГА КАЛЯНКАУ.

По званию он был сверхсрочник-сержант, по национальности – чукча. Когда начался ельцинский «парад суверенитетов», мужики шутили, что быть Сереге в случае внезапной независимости Чукотки как минимум Главкомом авиации, а то и Министром обороны Чукотки. Ибо чукчи, как малая народность от призыва в армию были освобождены, и Серега был бы в таком случае чуть ли не единственным среди них профессиональным воякой.
Сам по себе Серега был тихим, незаметным, дело свое знал, работая в одной из групп ТЭЧи, периодически попадал в наряды, где тоже звезд с неба не хватал, но и анекдоты про свою нацию никак не подтверждал. Нормальный средний «сверчок».
Но была у Сереги мечта – стать прапорщиком. Для этого он три раза ездил в какую-то дальневосточную учебку (Камень-Рыболов, вроде), откуда его три раза изгоняли за нарушение режима, а проще – за пьянку. Причем в третий раз это было уже при мне, и выгнали его за день или два до вручения погон. Поторопились обмыть. Калянкау возвращался в часть и снова вел тихую, беззалетную жизнь младшего авиаспециалиста. С четвертого раза он все же через игольное ушко прошел и стал прапором, наверняка единственным в своем народе.
Но была одна история, которая заставила усомниться в беспричинности анекдотов «про чукчу». Задания на вылет обычно ставились с вечера, в случае «раннего вылета» (вне регламента работы аэропорта) определялось время выезда группы спецов и экипажа на подготовку техники, инструктировались дежурный по части, метеоролог, диспетчер, договаривались при необходимости с гражданским аэропортом на включение средств. Но с утра в случае «раннего вылета» дежурный по части звонил на гражданское метео и узнавал погоду в нашем районе, аэропорту назначения, по маршруту и на запасных аэродромах. Большой точности не требовалось, просто надо было решить «стоит дергаться» на вылет или нет. При этом за полчаса-час до выезда командир экипажа звонил в дежурку, узнавал у того свежесобранную погоду и принимал решение – ехать с ранья, или перенести вылет на попозже. В случае переноса дежурный или помдеж оповещал заинтересованных лиц. Схема эта была отработана годами и вообще рутинна донельзя. Матерые чукотские капитаны-майоры даже без инструктажей у командования делали все вышеперечисленное «на автопилоте».
А теперь собственно история. С утра мой командир, майор Пасеков, звонит в дежурку. Собирались мы лететь в Анадырь (полтора часа лета) и хотели этим же днем обернуться назад.
- Помощник дежурного, прапорщик Калянкау…
- Серег, доброе утро, это Пасеков. Подскажи погодку в Анадыре.
- Доброе утро, тащ майор, сейчас, минуточку….
Долгая тишина, в трубке слышны удаляющиеся шаги, потом приближающиеся.
- Алё, тащ майор…
- Слухаю…
- Окно замерзло, ничего не видно.
Георгич, пересказывая нам этот диалог часом позже, все еще глупо хихикал, пытаясь представить Серегу, прижавшегося к замерзшему стеклу дежурки в надежде разглядеть сквозь четырехсоткилометровую даль погоду в Анадыре. Окно, кстати, на другую сторону выходило, на восток. Гм. Да.
Steel_major форум
Старожил форума
14.11.2008 08:45
Погранвойска – страна чудес...
В подтверждение расскажу байку, слышанную мной из третьих уст. К тому же это было в 96 или 97 году, так что помножьте на склероз.

Примерно в те же годы на сочинском пляже в гордом одиночестве прело грузное тело. Несколько поодаль в темных костюмах и белоснежных рубашках загорали несколько крепких мужиков с цепким взглядом. Один из них, только без костюма и в плавках возвышался недремлющим бастионом рядом с первым преющим телом.
"Ну что, Коль, что там на горизонте видать?" обратилось тело №1 к телу в плавках. "Да сторожевик пограничный на горизонте, Борис Николаевич, болтается, а так ничего. И вот ведь служба у ребят, я тут пять лет на даче ошиваюсь, а эти и в дождь, и в зной и в буран и в шторм на горизонте. В кусты сунешься - оттуда пограничный пес Алый с погранцом дышат, языки высунув. Молодцы, надо бы поощрить, Борис Николаевич!" - все больше воодушевлялся Коля. "Надо - поощрим, только не тарахти, понимаишь, больше", - благодушно отозвалось Самое Главное Тело.

Сказано, сделано. Через сутки на столе у Директора ФПС генерала армии (чтоб ему пусто было) Николаева уже лежала президентская телеграмма с требованием организовать в причерноморском бассейне антитеррористические учения силами погранвойск на предмет поощрения достойных.

Решили сделать так. Неподалеку от Сочи (а чего Самое Главное Тело далеко возить?) поставили старую баржу, изображавшую ВМС Ичкерии. На эту баржу последовательно должны были выходить: пара АН-72П (патрульно-транспортный самолет с пушками, НУРСами и боНьбами), пара Ми-8 с тем же, примерно, ассортиментом за исключением пушек (на вертушках 7,62 пулеметы стоят) и боНьбов, потом из-за горизонта выскакивал пограничный катер, добивающий цель из всех видов артиллеристско-ракетно-торпедного бортового оружия.
Высокие лица расположились с удобствами в паре километров от баржи на борту крупного пограничного сторожевика.
Надо сказать, что полеты строем никогда не были сильной стороной экипажей Ан-72 Камчатского полка (2 экипажа как раз сидели на усилении в Ставрополе). Точнее, они никогда плотным строем не летали, только на временнЫх интервалах. Но, Родина требовала подвига... В итоге ведомый, пристроясь к ведущему перед самым НБП (началом боевого пути), не загасил скорость и стал угрожающе наползать на ведущего. Тот, как мог, уворачивался. В этих душераздирающих маневрах совсем забыли о цели, дали залп в район баржи, промахнулись, гордой кучкой прошли над сторожевиком и растворились в синем небе.
"А почему, понимашь, не попали?" - стало поворачиваться тело в сторону пограничных военноначальников. "Товарищ Верховный главнокомандующий, условная цель, отделившаяся от корабля лодка с террористами, условно уничтожена", - выкрутился Командующий Авиацией ФПС.
Следующий цирковой номер отколол сильно вооруженный катер, у которого сдох один из дизелей и его командир взмолился в эфир: "Мужики, подождите, не стреляйте без меня". "Ждем", - и показавшиеся уже на горизонте вертолеты встали в вираж.
"Чего это они, панимашь", - забеспокоилось тело. "Оценивают обстановку", - нашлись пограничники из свиты. "Маладцы, понимашь", - одобрило тело.
Тем временем катер нагнал упущенное время и вертушки вышли на НБП. Прицеливание, пуск, что за черт, у ведущего не сходят НУРСы и он с ревом проносится над баржей. Ведомый, не готовый к такому обороту (должен был из пулеметов обстрелять остатки баржи), дает залп, промахивается.
"Опять, понимашь, не попали", - начало сердиться тело. "Если бы все попали, Борис Николаевич, морякам нечего было бы делать. А так сейчас моряки покажут класс".
В этот момент у катера, почти вышедшего на предельную дальность стрельбы сдыхает второй дизель. Делать нечего, открыли огонь с места вечной (теперь) стоянки. Куча всплесков вокруг цели, пара-тройка снарядов все-таки продырявила надстройку баржи.
"Молодцы, - одобрило тело, - могут, когда захотят. А пачему, понимашь, враг не тонет?" "А это сюрприз, - пытается выкрутиться уже морской Главный пограничный командир, - Не желаете ли сами, Борис Николаевич, цель добить". Изрядно кривое к тому моменту тело, напялившее тропическую кепку с ручкой (пилотка с козырьком голубого цвета), ведут под белы ручки на боевой пост с визирной колонкой (ВК), управляющей стрельбой. А тело рвется к носовой пушке, чтобы лично запихать в нее снаряд и дать залп по примеру легендарной «Авроры». Командир корабля изрядно потеет, ибо у автоматической носовой пушки 76-го калибра есть известная болезнь - утыкание следующего снаряда в попку предыдущему при подаче на маятник системы заряжания. Это чревато отказом орудия с последующей его разборкой\сборкой, для чего в мирных условиях надо идти в базу. Впрочем, в самом пиковом варианте возможен и взрыв внутри орудия. К тому же 76-мм - достаточно мощная весчь, которая пробивает такую баржу насквозь, и если пьяное тело будет ее наводить, можно покрошить своих с большой вероятностью. Командир шепотом приказывает «бычку»-артиллеристу скоммутировать ВК на кормовую шестиствольную АК-630, которая проще и эффектнее в работе. Согнали с насеста комендора-матроса, поставили за спиной Верховного, чтоб объяснил, что куда нажимать.
ТР-Р-Р-Рах!!! Очередь прошла над кормой баржи. ТР-Р-Р-Рах!!! Резануло надстройку, полетели ошметки «Вот так вот… а то вояки, бля, понимашь", - упивался Верховный, - "Ржавую баржу утопить не можете!". Матрозен тем временем тихонько подкрутил наводку. ТР-Р-Р-Рах!!! Под ватерлинией баржи вскипело. «Вот так, понимашь, надо», - поучал довольный, как слон, Верховный, вылезая с насеста. В кают-компании было уже накрыто… Через открытые иллюминаторы доносился довольный рык: «Таранить их надо было и эт-та… ик! На абр… абр… арбордаж…». Баржу добили без Верховного.

По итогам учений: командиру катера и ведущему Ан-72 - медаль "За отличие в охране госграницы", остальным летчикам - знаки "Отличник погранвойск" самой высшей степени и благодарность от Директора ФПС, командиру сторожевика – именные часы, матросу-комендору отпуск чуть ли не 2 месяца длиной. Условный противник условно посрамлен. По самые помидоры…
Steel_major форум
Старожил форума
17.11.2008 13:41
БАЙКИ, БАЙКИ, БАЙКИ.

Захотелось скомпилировать в один рассказ квинтэссенцию прибауток, услышанных в авиации, списанных из чукотского блокнота и найденных в и-нете. Ну и наложить на будни чукотской пограничной эскадрильи. Итак…

- Так, на завтра никаких отгулов и вообще до конца недели забудьте о личных половых проблемах.

Георгич был суров и неприступен, - неделя перевода, а потом гуляйте куда хотите.
Перевод – это звучит полностью как «перевод техники на осенне-зимний (весенне-летний) период эксплуатации». Включает в себя помимо обязательных регламентных работ типа замены масла и фильтров и стершихся об планету колес еще и генеральную уборку ероплана, помывку его изнутри и снаружи, устранение мелких неисправностей матчасти, а также ген. уборку на стоянках и в домиках техсостава. Бывает, как ясно из полного названия, 2 раза в год: в апреле-мае и октябре-ноябре.

- Сейчас всем переодеться, - продолжал врио командира отряда, - и вторым рейсом с дежурной машиной всем прибыть на аэродром. Технари выезжают первым рейсом. Штурмана, - Георгич сделал многозначительную паузу, - жду вас всех на самолете. Отмазки не катят.
- Георгич, - развеселился Гена «Царь», - ты на меня не смотри, я штурман АЭ.
- Вот гадость ленивая…
- Врио штурмана…
Володя Половцев и Георгич заговорили одновременно.
Гена сдался. – Ладно, подъеду, надо технарям помочь хоть капоты открыть, да дохлых мышей с тараканами оттуда повымести.
- Давай, давай, ленивый, - вступил в разговор Коля «Цукерман», старший радист отряда, - а то, вон, разъелся, скоро морда в блистер помещаться не будет.
- Чем толще рожа у пилота, тем больше тяга самолёта, - буркнул Гена и пошел в сторону штаба.
Мы с моим однокашником Игорем Новиковым побрели домой – переодеваться. Хотя снега было еще совсем немного, а температура устойчиво держалась около 0, все же конец октября на Чукотке – не для слабых одеждой. Да и работа предстояла грязная и мокрая. Вскоре весь остаток отряда самолетов и припозднившиеся пилоты – вертолетчики уже тряслись на ухабах грунтовки в направлении стоянок аэропорта Провидения. Вдали тарахтел, возвращаясь из рейса, гражданский вертолет в веселенькой оранжевой раскраске – «апельсин»
- Все медленнее вращая винтами, вертолёт заходил на посадку, - процитировал известный газетный перл Дима Соснов, наш с Гошей одногодок, только вертолетчик.
- А правда, что у гражданских ветролетчиков говорят, что несущий винт наматывает рубли к зарплате, а рулевой – копейки? – подколол я Диму.
- Нет, - хмыкнул, не открывая глаз и биясь на кочках головой о деревянный борт кунга, Вася Шалагинов, - несущий мотает на зарплату, а рулевой – на алименты.
- А я вот слышал, - начал Царь, - что вертолет по законам аэродинамики летать не должен.
- Ген, а как же он тогда летает? – повелся Соснов
- А вертолёты летать не умеют. Просто они настолько угробищны, что земля их отвергает, - отбрил Царь.
Самолетчики захихикали, вертолетчики насупились. Назревала словесная перепалка, но тут дежурка не снижая скорости, лихо проскочила на территорию аэродрома и замерла, вздыбив кучу пыли. Кашляя и отплевываясь, летный состав горохом ссыпался на землю. Стоянка самолетов была самой дальней от КПП, и мы шли, не торопясь в надежде, что хоть одним грязным делом на самолете за это время станет меньше. Технари курили возле домика.
- О, вот и ленивая интеллигенция подтянулась, - обрадовался Цукерман, - а мы вам приборку в грузовом оставили.
- Спасибо, что не забыли, - съязвил я, а помойку борта снаружи – тоже нам? Себе-то что оставили?
- Не боись, - Колин бычок по долгой дуге ушел в присыпанную снегом тундру, - нам под капотами работы хватит.
- Да уж… капот открыл, глаза закрыл. В ужасе.
- Двигай, двигай на борт правачина. Там ведро, щетки и порошок уже приготовлены, в туалете стоят.
- Кстати, Коль, а знаешь что в московском Ил-62 в самом переднем туалете на двери нацарапано? «Пилот – стой. Нагадил – смой»
- Ага, иди-иди… смывай.
Не торопясь, мы с Гошей разгрузили борт, вытащив из грузовой кабины: ведра, авиационные термоса, кучу заглушек, щетки и швабры, какие-то сумки, металлический чемоданчик с инструментом, кислородные баллоны и огнетушители, чехлы, два запасных колеса (от основной и носовой стоек), швартовочную сетку, швартовочные ремни, пару коробок с посудой (тарелки, вилки, кастрюльки, стаканы) и какими-то технарскими бебехами. Куча получилась устрашающая. Подняли все сиденья, вскрыли панели на полу между рельсами транспортера, свалив крышки в ту же кучу, и, встав на колени, полезли со щетками внутрь – выметать скопившуюся за полгода грязь и мусор. Мышей и тараканов не нашли, зато попались пару пивных пробок, сухой кетовый скелет с хвостом, лопнувший пластиковый стаканчик и фантики от конфет.
- Привет от пассажиров, - пыхтел Гоша, - хорошо презервативов не напихали под полики.
- Угумс, и каловых масс с прилепленной сверху бумажкой нет, - брюзжал я в унисон.
Колени уже болели от заклепок на полу. И через час мы облегченно разогнулись. Руки на сквознячке (входная дверь и рампа были открыты) уже замерзли и пошли синевой.
- Игорь, пойдем греться, заодно спросим, где воды теплой взять.
В домике нас встретили неласково.
- Чего, уже устали? А ну марш обратно, самолет мыть, - это подключился к третированию летчиков Саня «Парамон». Еще бы, только два раза в год технарям даются в подчинение летчики и штурмана, остальное время на нас не поездишь.
- Сань, а где воду горячую взять?
- Не баре, холодной помоете.
- Мы-то, может, и не баре, а вот порошок в холодной воде не раствориться.
- Вот, понаберут в летчики из деревень… Слева, справа от киля два барана у руля…, - Саньку несло, - а к аэродромной колонке подключиться и в кипятильнике воды согреть у нас знаний не хватает?
- Как скажешь, если мы чего спалим – отвечать тебе. А то в летчики набирают по здоровью, а спрашивают, как с умных.
- Давайте, давайте, топайте на самолет, - выглянул из дальней комнатки Георгич.
- Командир, - съехидничал я, - а телевизор там работе не мешает?
- Правачина, - оглядел меня сверху вниз командир, - Знаешь, почему птицы летят "строем" с закрытыми глазами?
- Разве? Не замечал… ну, и почему?
- Потому что старшим в жопу не заглядывают.
- Понял, дурак, виноват, разрешите встать к вам на табачное довольствие?
- Нахал, уважаю, - Георгич полез в карман за сигаретами, - держи.
На борту молчаливо-ворчливый, но добрый Федорыч, наш старший механик, уже подключил аэродромный источник и ставил кипятильник.
- Идите пока отстой слейте. По полведра с каждой точки, а потом самые копченые места отмойте керосинчиком. Ну там, гондолы двигателей, крыло сверху и снизу в районе движков, под закрылками гляньте и фюзеляж сверху. Как справитесь, скажете, я вам закрылки выпущу.
Мы с Гошей, тяжело вздохнув, пошли доить самолет при помощи длинной металлической штанги с резиновым наконечником.
Обед подкрался незаметно, но ехать домой было всем (кроме штурманов) лень. 15 минут туда, 15 обратно, остается полчаса на все про все. Пошарившись по коробкам с бортпайком, выудили несколько банок перловой и рисовой каши с мясом, жменю галет и трехлитровую банку с маринованным луком. Кашу тут же кинули в домике на ТЭНы – разогреваться, вскрыли лук и сходили на борт за термосом с кипятком и стаканами под чай. В ожидании жратвы расселись, нахохлившись в кресла от списанных Ил-14 и уставились в телевизор.
- Влад, а может, по стопарю? – подал голос Гоша. Заметив взгляд Георгича, быстро добавил, - чисто согреться.
- После работы погреетесь, а пока чая хватит.
- Хочешь получить запрет - спроси разрешения, - подколол Коля.
- Е....ся вош, Е....ся гнида, Е....ся бабка Степанида
Е....ся северный олень, Е....ся все кому не лень.
Технарь - замызганная гадость,
И тот находит в е.ле радость – процитировал я в ответ.
Колю аж передернуло от такой наглости.
- Во, алкаши языкастые, на самолете ещё нифига не сделали, а уже к спирту ручонки тянут и обзываются.
- Все они алкаши, - подключился Половцев, - даже анекдот есть.
«- Мама, а этот дядя летчик?
- Да, сынок.
- А почему он трезвый?
- Ну, наверное, медкомиссию проходит или триппер лечит...»
- Я бортовой, я бортовой, никто не водится со мной, и все мои подружки, отвертки и заглушки..., - дал сдачи чужой мудростью я.
- Хорош, не слышно ничего, - оторвался от телерекламы Георгич. Технари, лучше скажите, фильтра уже сняли, помыли?
- Конечно, вон, на входе в домик обсыхают, - откликнулся довольный Саня.
- Смотрите, а то я вам, не осматривая самолет, 5 неисправностей найду.
- А я, не подходя к самолету, все 5 и устраню…
- Поговори еще, знаю я ваши технарские прибаутки: «Не затянул - законтри! Не сделал - распиши!», - буркнул Георгич.
- Не, не так. Сделал – распиши. Не сделал – распиши дважды.
Каша согрелась, Вовка профессионально вскрывал банки и передавал страждущим.
- Куда, куда, гадость масляная, немытыми лапами в банку с луком полез? Ложка же есть.
- А у них, мазуты, так принято. Все нормальные люди моют руки после туалета, а технари – до туалета.
- А то, - с набитым ртом довольно мурлыкнул Половцев (выпускник технического училища ГА), - жопа в масле, хер в тавоте, но зато в Аэрофлоте.
Минут на десять наступила тишина. Фоновыми звуками были стук ложек по банкам, хруст маринованных луковиц и довольное сопение. Скрипнула входная дверь, и в комнатку ввалились довольные штурмана.
- О, мы на работу приехали, а они все жрут.
- Чем больше летчик спит и ест – тем крепче наши ВВС, - ответствовал я, облизывая ложку.
- Это кто там утром рано головой трясет у крана. Это - не водопроводчик, это - наш, советский, летчик! – Гена сегодня в ударе.
- Ген, иди учи карты, а то скоро даму от валета отличать перестанешь.
Сыто отдуваясь, мы всем отрядом полезли на улицу и разбрелись по самолетам. Я и Игореха взялись за швабры и полезли через верхний аварийный люк на крыло. Снизу, из-под открытых капотов доносились реплики технарей: «Куда, куда, держи фильтр, а то в пыль уронишь… Закручивай, а то масло течет… Течет – это хорошо, значит, оно там есть… Блин, Саня, сказано же было, не вскрывай капот - не вноси дефект…» Грязь и копоть с крыла оттирались легко, но ветерок продувал наши ДСки насквозь. Через полчаса пришлось слезать вниз и мыть нижние, куда более копченые поверхности. Керосин собирался крупными каплями на крыле и закрылках, капал с выступов конструкции вниз на волосы и лица.
- И Родина щедро поила меня…, - пропел я, отплевываясь.
- Тьфу, блин, ч-черт, - прямо в глаз, - вторил мне Гоша.
- Слушай, Игорь, надо сразу снизу и водой мыть, а то потом духу не хватит еще и под водяным душем стоять.
Мы терли и драили тепленькой водичкой со стиральным порошком, а эта вода вперемешку с керосином и сажей щедро лилась на головы, лица и загривки. Руки приобрели устойчивый черно-синий цвет. Морды наши были в серых вертикальных разводах и потеках, зато самолет снизу приобретал свой первоначальный шаровый цвет. Начинало темнеть, когда мы снова, уже с водой, полезли на крыло.
- Эй, леДчики, - донеслось снизу, - кто ж так моет? Снизу помыли, а теперь ваша грязная вода сверху снова по всему крылу растечется. Было у отца три сына: двое умных, а третий – летчик.
- Ладно, лучше потом протрем, выпустите пока закрылки.
Вроде и невелик самолет – Ан-26, пока мыть его не начнешь. Замерзшие, со скрюченными лапками, наконец, слезли мы с крыла. Причем Гоша ухитрился попасть в аварийный люк, а я, сунув руки в карманы, съехал по лобовому стеклу и далее мимо обтекателя локатора – на землю, которая пребольно ударила по пяткам.
- Что, правачье, - Саня как всегда без шапки, куртка нараспашку, морда красная, - идите, погрейтесь. Там в домике канистра с «ваньком» есть.
- Не, ванек не хочу,- закапризничал я.
«Ваньком» называли гадостный спирт, видимо, целенаправленно испорченный подлитыми в него добавками. Видимого вреда здоровью он не оказывал, но пах одновременно резиной, керосином и ацетоном. Но меня в тот раз здорово приморозило и Гоша меня уговорил «по чуть-чуть». Гадостная жидкость обожгла разом губы, глотку, пищевод и желудок. В воздухе запахло жжеными калошами. Запил водой – не помогло. Заел галетами, потом маринованной луковицей, потом запил луковым рассолом. Не помогло. От второй порции спирта отказался, тем более что борьба с первым стопарем уже немного согрела.
Техники уже собрали обратно все содержимое грузовой кабины и, звеня ключами, закрывали самолет. Ссутулившись, спрятав руки поглубже в карманы и разя калошно-спирто-луковым перегаром, мы с Игорем побрели к КПП.
- А завтра второй день перевода, - испортил мой однокашник остатки настроения.
- Ага, блин, летчики-испытатели.
- Почему испытатели?
- А потому, что летом испытываем судьбу, зимой - нужду.
- Ну, ты сказал…
- Да после твоего «стопаря» вообще удавиться хочется. Вон, даже еврашки (чукотские суслики) от нас отворачиваются и собаки аэродромные не подходят.
Мокрые, грязные, разящие керосином и перегаром двое военных летчиков с высшим образованием ушли ждать машину в ангар ТЭЧ.
P.S. А спирт тот еще дня три отрыгивался, всплывая откуда-то со дна организма.

Steel_major форум
Старожил форума
18.11.2008 13:43
БОРЯ ОБЫКНОВЕННЫЙ

Парадокс, но чем больше халявного спирта тебе доступно, тем меньше риска спиться (хм, хорошая мысль, глубокая, надо развить при случае).
В нашей отдельной чукотской пограничной эскадрилье «самолетчики» просто купались в спирте, ибо Ан-26 оборудован жидкостной ПОС, технари из ИАС и ТЭЧ, регулярно его получали на «протирку тонким слоем» различной аппаратуры и техники, вертолетчики же видели его только по большим праздникам, и то только на 2 бортах (МТВ-шки), остальные – на Т-шках его не получали ни капли. Распределение же любителей спиртосодержащих жидкостей по этим категориям шло с точностью до наоборот. Самолетчики древо пьянства изредка поливали, технари его удобряли и окучивали, а у вертолетчиков оно расцвело и заколосилось так, что просто караул. Редкие санитарные вырубки со стороны командования части (в большинстве, тоже пилотов «тарахтелок») этого древа в среде вертолетчиков результата не давали. Скорее наоборот, отсечение отдельных ветвей способствовало большей кудрявости кроны.
Ярчайшим представителем сплоченной (спаянной, в смысле споенной) семьи алканавтов был старший лейтенант Боря… мнэ-э-э, ну-у-у… скажем, Плющ (тоже 4 буквы, но непохоже, вдруг он еще служит, или его знакомые прочтут). Был Боря лысоват, невысок, кривоног, тонкостью техники пилотирования тоже не отличался. Серое вещество мозга под влиянием выпитого на глазах усыхало и временами билось о стенки просторной черепной коробки, причиняя неимоверные мучения окружающим. Самому-то Боре было все как с гуся вода. За его многочисленные пьяные художества суждено было быть ему вечным старлеем в должности командира Ми-8. Даже и в командиры бы он не попал и влачил бы существование вечного летчика-штурмана до очередного залета, если бы не лохматая лапа где-то в высших пограничных кругах. Была у Бори красавица-жена пухленькая и соблазнительная брюнетка Марина, работавшая в строевом отделе. И почти каждый день по возвращении «с работы» (подшофе, естественно) Борис закатывал ей сцены ревности с криками, скандалами, ломанием подвернувшихся предметов, после которых Маринка щеголяла по штабу сине-фиолетовыми разводами на лице и прочих соблазнительных частях тела. Зная о его слабостях и полном отсутствии чувства юмора, сопитухи постоянно доводили Борю своими шуточками и подколами до верхнего градуса, и в таком виде отправляли домой. Юмористы, блин.
Вот в один из таких скандальных вечеров Борис пометав предметы, поорав и поколотив жену, набил ее вещами два чемодана и со словами: «Выметайся, б.. и иди куда хочешь, на…», - выставил их за дверь. После чего продолжил разборки, поскольку Маринка выметаться наотрез отказалась. Через часок, когда Борю уже сморило от водки и крика, милые, побранившись, замирились. Марина пошла на кухню а Боря – за чемоданами. Чемоданов уже не было. Потом их так и не нашли, вещей тоже.
Вот такой вот типаж стоял перед Масленицей дежурным по части. Звонит командир: «Боря, привет. Завтра праздник, позвони, пусть коня помоют, в санки запрягут, и завтра в 10 утра пусть стоит у казармы, детей будет катать». Воспаленный алкогольным воздержанием Борин мозг не смог адекватно переварить информацию и вместо звонка на подхоз, набрал номер прапорщика Юры Черноконь (в просторечии просто «Конь»). «Юра, звонил командир, велел тебе завтра помыться, побриться, взять санки и в 10 утра чтоб ты уже топтал возле казармы, чего-то перевезти надо».
Утро выдалось морозным, солнечным и ясным. В 9.30 сильно озадаченный но чисто выбритый и подмытый Черноконь с санками курил под окнами казармы. Без 10 минут 10 со стороны штаба подошел командир, поздоровался с преданно смотрящим в глаза Юрой. Тоже закурил, отошел в сторону, провожаемый задумчивым взглядом Черноконя. Через 20 минут командир накурился, нагулялся, коня с санями не было. «Юра, будь другом, поднимись в казарму, пусть Плющ позвонит на подхоз, спросит где… (командир начинает прозревать) …конь, (переводит взгляд на Юрины санки) … с санями. Ну, Боря, ну сукин сын!»
Катание состоялось, но часом позже и на немытом коне.
Steel_major форум
Старожил форума
21.11.2008 10:42
Судя по всему, читателей много, а отзывов мало. Скажите хоть что-нибудь... лучше, приятное. Только одна просьба, не заниматься исканием блох типа "А вот схема захода не так описана совершенно, я туда в прошлом годе летал, и было все не так. КГ, АМ, учи матчасть". Учтите, что во-первых было это 10-15 лет назад. С одной стороны, что-то подзабылось, с другой за это время многое поменялось. Во-вторых, писалось для людей мало знакомых с авиационными буднями, и многое сознательно мною упрощено\беллетризировано. В-третьих, упор делался на "байковость", т.е. развлекательную сторону историй, а не на описание нюансов работы авиатехники и технологий. Местами наложение всех трех факторов дает откровенные "ляпы", ну да и черт с ними... Единственное, за что я "зуб даю", так это за жизненность самих основ моих историй и героев. Т.е. "это где-то с кем-то точно происходило. Может, не с Ивановым, а с Сидоровым и годом позже и закончилось чуть-чуть не так..." Но сами сюжеты я выдумывать не умею, могу только приврать для красного словца.
Ну и новая история на сладкое:
===============================
ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ.


Бухта Провидения это не только пограничная «столица» Чукотки, райцентр, морпорт, но и международный аэропорт (код UHMD). Естественно, в международном аэропорту должны садиться международные самолеты. И они садились. Естественно, американские, до Лондонов, Парижей далековато, да и спрос на такой маршрут м-м-м … небольшой. Естественно, вероятный противник и заклятый друг бывшего СССР активно пользовался возможностью влиять на родственную Аляске Чукотку, и в отдельные дни трафик составлял до 30 бортов в день. Садились преимущественно «Жигули с крыльями» самых разнообразных форм и расцветок. Частенько они разбавлялись «аэроджипами» типа Цессна Караван, стоящими на здоровенных поплавках с торчащими из них смешными маленькими колесиками, а также «автобусами» с двумя моторами, по размеру сопоставимыми с нашим Ан-26, а по виду похожими на маленький «Орион». Несколько раз садились здоровенные четырехмоторные Дугласы с поршневыми движками облезлые и копченые, ровесники «холодной войны».
На АДП аэропорта, расположенный в вороньем гнезде над крышей здания с площадки второго этажа вела узенькая металлическая лесенка. Наверху в тесном коридорчике и на площадке над лестницей скапливались толпы «водителей самолетов», сквозь которые приходилось проталкиваться и нам, совершенно секретным, погранично-КГБшным летчикам. Нравы на Чукотке были довольно простые, отношения семейно-дружелюбные и особисты к нам вообще не приставали и контактов с зарубежными пилотами не контролировали. А мы в благодарность за доверие не пытались «за 100 баксов Родину продать». Вот такой консенсус.
А среди американских пилотяг попадались личности весьма колоритные. Например, встретил я и поговорил пару раз с нашим бывшим летчиком Ан-24 из Хабаровского Управления ГВФ, перебравшимся на волне перестройки в США. Спустя пять лет после переезда он по-русски говорил уже с акцентом, с трудом подбирая слова. Попадались и алеуты (аналог наших чукчей), и дедки лет за 50, прилетевшие к нам на экскурсию, и владельцы компаний из 1-2 самолетов, сами сидящие за штурвалом, и миссионеры из «добрых самаритян», пару раз баловавшие импортными подарками и наших, пограничных детишек. Все американцы восхищались торчавшими из наших комбезов «деревянными калькуляторами» (навигационными линейками НЛ-10М). Многие пытались их выцыганить на память. Для них самолет без GPS с допотопным автопилотом и деревянным калькулятором у каждого летчика представлял собой совсем другую эпоху. Естественно, рвались на экскурсию. Нам путь на американские самолеты надежно преграждали сотрудники пункта погранконтроля, а вот американцы к нам периодически попадали. Если наш самолет стоял на «верхней» стоянке возле здания аэропорта, то у гостей был шанс ознакомиться с суровыми российскими реалиями.
Однажды Саня Романчук, молодой командир экипажа, выпестованный бессменным Георгичем, увидел американца, заинтересованного болтавшегося вокруг нашего борта. Используя остатки знаний вражьего языка, полученных в училище, и свежеизученного английского радиообмена, Саша пригласил американца в гости, усадил в кабину и долго трепался с ним на авиационные темы, рассказывая об оборудовании нашего «серебристого лайнера». На звук чужой речи из грузовой кабины подтянулся тогдашний Санин штатный правак, Игорь Колесников. С английским у него было… почти никак, и он с умным видом вслушивался в незнакомую речь, периодически вставляя в разговор пару жестов с неопределенным мычанием. Поговорили. Американец в сопровождении Игоря прошелся по грузовой кабине, повосхищался, поцокал языком и полез по стремянке на выход. Игорь за ним. Штатовский пилот с интересом крутил на перроне головой, оглядывая наш самолет и окружающий пейзаж, увенчанный надписью из камней «Слава советским пограничникам» на близлежащей сопке.
Игорь встал рядом.
- Гыр-гыр зе быр оф екарны бабай, - сказал американец что-то Игорю.
- Йес, - недолго подумав, согласился тот.
- Бьютифул быр-быр, - повел рукой вокруг гость.
- Йес, вери бутифул, - кивнул наш.
- Аху-аху быр-быр тыры-пыры кил? – выдал длинную очередь незнакомых слов американец, показав рукой вдаль.
Игорь проследил за рукой и уперся взглядом в киль Ан-26.
- Йес, киль, - выхватил он единственное знакомое слово из всей фразы и подтвердил догадку импортного пилота, радуясь своему знанию языка.
- Данжерос кил? – удивился американец.
«Чего пристал», - с досадой подумал Игорь и кивнул головой.
- Вери вери данжерос? Болкано?
«Какой Полкан, нет тут ни одного полковника… и собак аэродромных не видать», - лихорадочно прокручивал в голове диалог Игореха. Но вслух ответил: «Йес, оф кос».
- Киль, винг, фузелаж, - повел Игорь рукой вдоль самолета. «Вот дятел, киль от стабилизатора отличить не может. Как они там летают? Совсем со своими компьютерами одичали», - с тоской размышлял наш правак.
- Пайлот, - продолжил он, тыча рукой сначала в себя, потом в гостя.
Американец пристально посмотрел на Игоря и поспешил ретироваться в сторону аэропорта, на ходу ускоряя шаг.
- Игорь, ты зачем гостей пугаешь? – из двери самолета показалось ухмыляющееся Санино лицо.
- Чем это?
- Да он сначала пейзажем восхищался, потом про окружающие сопки расспрашивать стал, на Беклемишевскую сопку показывал, а ты ему сказал, что это вулкан.
- Какой вулкан, он на хвост показывал и твердил все кил, да кил.
- Hill по ихнему гора. Он же тебя спросил: «Dangerous hill? Volcano?», а ты ему йес, да йес… И рожа такая серьёзная. Мол, эта гора kill (убьет) и крыло (wing) и фюзеляж, а потом и обоих pilots (пилотов). Видишь, как побежал? Небось, подписываться, пока извержение не началось.
- А-а-а, а я еще думаю, какой ему Полкан потребовался.
Летчики забрались в пилотскую и, развалясь на сиденьях, ждали дежурку для отъезда на обед. Из аэропорта выскочил давешний гость, стремглав запрыгнул в кабину. Через пару минут маленький бело-серебристый самолетик, разбежавшись по каменистой грунтовой полосе, свечкой ушел в бледно-синее чукотское небо.
Steel_major форум
Старожил форума
26.11.2008 09:30
Презервативы, как источники хорошего настроения в экипаже.

Начну с себя. Летал я на Чукотке на Ан-26 бОльшей частью праваком. А в обязанности правака кроме ЖЖЖ (жилье, жратва, женщины) входили: подготовка самолету к вылету совместно с техсоставом (расчехлить там, собрать заглушки, осмотреть самолет, сбегать за ТЗ и АПА, натаскать воды долбаным чаевникам), руководство (с непосредственным участием, естественно) загрузкой лайнера, запуск и опробование двигателей, пилотирование самолета от уборки закрылков на взлете до выпуска закрылков на посадке (а иногда и от взлета до посадки – как командир скажет), ведение радиообмена в УКВ-диапазоне в течении всего полета, постоянное ведение ориентировки и счисления пути в полете, выполнение послеполетных манипуляций (зачехлить, прибрать со стола, организовать разгрузку, вызвать машину за экипажем).
Так вот, с ведением радиосвязи возникла однажды закавыка – отказались обе УКВ станции связываться с рабочего места правого летчика. Пришлось командиру, как последнему лоху, самому радиообмен вести. Прилетели домой, выдали группе технарей по радиооборудованию похвалов, те притащили пару блоков, запихали их на этажерки, вместо отказавших, проверили – работает.
Следующий полет – такая же закавыка. И следующий… Когда запас блоков у технарей закончился, они стали думать. И выяснилось, что когда на высоте 5 километров лайнер сильно промерзает, на отдельных элементах конструкции (заклепках на аварийном люке, например) даже скапливается иней. При снижении система кондиционирования топит его, и влага, собираясь в капли, капает на пол, горизонтальные приборные панели, а временами попадает прямо на штурвал, на правом «роге» которого у правака расположена кнопка внешней связи. И за годы эксплуатации уплотнительная резиночка под кнопкой деформировалась и рассохлась, а из штурвала после расстопоривания рулей вылили полтора стакана воды. Подходящей резиночки в тот момент не нашлось и во избежание повторения инцидента добрейшей души радист Коля (в просторечии Цукерман) выдал мне презерватив, вытащив его жестом фокусника из заднего кармашка чехла моего же кресла.
Диаметр штурвала хорошо совпал с диаметром э-э-э предмета, для которого предназначено изделие №2, и даже пресловутая кнопка легла точно под пупочку прейзика. Разодранную обертку я, приученный не гадить ни в самолете, ни на стоянке, сунул в карман.
Да, зря я забыл ее выбросить по дороге со службы, ибо первое, что увидела моя жена, после возвращения примерного семьянина домой на обед, была драная упаковка, простите, гондона, выпавшая из кармана при доставании перчаток. Скандала не была, но холодная война, объявленная мне могла бы заморозить Южную Африку по самый Свазиленд и Лесото. Уж я и объяснял, и звонил доблестному экипажу и технарям-радистам и те по приложенному к уху жены телефону объясняли ситуацию (правда, каждый, дрянь такая, по своему), и вечером кое-кого со службы привел на опознание обертки гондона. Но айсберг только слегка подтаял, достаточно, впрочем, чтобы признать за мной право на ужин.
Пришлось на следующий день организовывать легендированный визит супруги, переодетой в летно-техническое обмундирование (чтобы командование не попалило), на стоянку самолетов. После лицезрения нашей технической доработки конструкции Ан-26 я был официально прощен. Но, как в том анекдоте, «осадочек-то остался». И изредка ехидненько так вставляется шпилька в качестве контраргумента на мои справедливые упреки: «А сам-то помнишь, тогда…»
На этом можно было бы и закончить, но гондонная история имела продолжение. От нефиг делать наш толстый, ленивый и хитрый штурман, Гена (кличка Царь) купил в командировке в Магадане 10 отечественных изделий (в виде пулеметной ленты) №2 и запихнул их после прилета домой в сумку Цукерману. Гена, гадский папа, знал, как и все мы, что разборкой/сборкой командировочной сумки у Коли дома занималась исключительно жена. Вот Цукерман и встрял, котяра ленивый. Домой пришел, сумку в угол бросил, а пока мылся, весь компромат уже был на свет божий извлечен.
Короче, пришел он на службу утром в темных очках, не скрывавших, впрочем, синевы вокруг глаза, горя местью. И самый ржавший объект в лице Царя был справедливо признан виновным. Бить его Коля не стал. Авиация авиацией, но все же Колек прапорщик, а Генка штурман отряда, почти что штурман эскадрильи. «Но осадочек-то остался».
И вот пару месяцев спустя терпеливый Коля сделал ответный ход. Он тоже хорошо знал Генины привычки, в том числе и то, что перчатки Гена почти никогда не надевал, а просто прятал руки под перчатки в карманы. А доставал перчатки только дома и клал их в шапку. Сценарий мсти был незамысловат и подсказан моим памятным «залетом». Драную упаковку от пары Гениных «подарков» ему же в карман – поверх перчаток.
Надо сказать, что Гена был по жизни эпикурейцем и сибаритом. Любил вкусно выпить, хорошо закусить, пошляться по дорогим магазинам, поспать, ну и пр. Вот из-за пр., а именно из-за более, чем джентльменского отношения после «вкусно выпить и хорошо закусить» к слабому полу у Гены с женой частенько проскакивали семейные сцены. Поэтому шутке Татьяна как-то сразу поверила, а Гениным путаным объяснениям, что это шутка – нет. Обошлось без фингалов, но Дня три полуголодный и невыспавшийся Гена ходил мрачнее тучи.
В принципе, третью историю можно было бы и не рассказывать, если бы не Колин иезуитский расчет. Оберток было ДВЕ!!! Легенда гласит, что из-за двери Царевых хором доносились возмущенные Танькины вопли: «Я тебя неделями не вижу, то летаешь, то пьешь, женой некогда заняться, а каких-то шлюх по два раза за ночь… Еще, небось, и выспаться, гад, успел. Как же, завтра вылет…»
Petrovi4 форум
Старожил форума
28.11.2008 14:38
2Steel_major:Просили-скажу...Понравилось,особено последний рассказ:мне как "спецу" познавательно..Совет:пишите еще,вот когда весь "бомонд" форума прочтет-тогда начнутся обсуждения..Только держись..
Steel_major форум
Старожил форума
28.11.2008 15:23
2 Petrovi4

Так уж без малого полтыщи ознакомилось. "МОлчит хомяк"... То ли народ обидеть боится, то ли не цепляет.
Petrovi4 форум
Старожил форума
28.11.2008 16:22
2Steel_major:Ничего-ничего,из искры вон какое пламя возгорелось..Время нужно,народ не всосал еще юмор..А у Вас со временем и на книжку потянет.Вон Алексей Поправкин (65084)выпустил же книгу-теперь дифирамбы ему поют и все восхищаются талантом..
xolodenko форум
Старожил форума
28.11.2008 16:30
Вот мне книжка очень понравилась:

http://www.netslova.ru/fedotov ...
Petrovi4 форум
Старожил форума
28.11.2008 16:36
Спасибо,скачал.Времени у меня сейчас вагон и еще чуть:отпуск..Много чего прочесть можно..
Steel-major
Старожил форума
28.11.2008 22:46
2 xolodenko | форум автора сообщения

Вот мне книжка очень понравилась:
http://www.netslova.ru/fedotov ...
===========================
Коротко отаннотирую: "Рассказы: Михаил Федотов", основная канва - наши за рубежом. летчики, естественно. Не юмор. Кому-то покажется, что "многабукаф".

ИМХО, прочесть НАДО. Всем членам лётных экипажей.
Gmyrnik ПВ форум
Старожил форума
30.11.2008 10:11
Steel_major. АВИАЦИОННО-ПОГРАНИЧНАЯ ОДЁЖКА

Итак, еще варианты (включите воображение):
Вариант 1: синяя новая ВВСовская фура, старые повседневные штаны с зелеными лампасами, синие с зеленым просветом погоны на «старом» повседневном кителе;
Вариант 2 - полностью ВВСовская синяя парадка с коричневым ремнем от портупеи и криво перекрашенными нитрофунгином из синего в зеленый лампасиками на штанах и просветами на погонах;
Вариант 3 - парадная пехотная бирюзовая (родом из СССР) парадка с авиационными эмблемами и авиационной «курицей» на стандартной пограничной фуражке;
Вариант 4 – желтый парадный ремень с позеленевшей от времени бляхой на новой «демократической» синей форме, впрочем, с повседневными погонами. Фуражка пограничная.
Вариант 5 – отпадный совершенно. Крышесносящий у любого тогдашнего военного. Фура – традиционно пограничная. Китель под белую рубашку с черным галстуком – «демократический», с накладными уже карманами. Погоны повседневные, ибо перешивать лень. Внизу синие советские авиационные парадные для строя галифе (я сам такие только пару раз ещё в училище видел) с ярконачищенными сапогами. Для колориту – желтый парадный ремень и расстегнутые (ибо не сходится на пузе) верхние пуговицы «кривых» штанов, что не мешало им туго и пикантно обтягивать офицерскую задницу начиная от середины бедра.

========================================================================================

Теперь добавь ВСЕ ВОЗМОЖНЫЕ комбинации морской формы. (А там официально её не много больше. Правда "белой" формы ни у кого не было. Но пока ткань давали, получали её все.) И получишь построение Камчатского пограничного авиаполка.
Для полного колориту,в "морской " эскадрильи часть народа не переодета в "морскую", а в "управлении" отдельные личности стоят в "чёрной" форме.
Steel-major
Старожил форума
30.11.2008 14:50
2 Gmyrnik ПВ

Теперь добавь ВСЕ ВОЗМОЖНЫЕ комбинации морской формы. ... И получишь построение Камчатского пограничного авиаполка.
==============================
Мдя ... я КАшников в морских фурах на стоянке в Елизово видел, но на построение ни разу не попадал.
Gmyrnik ПВ форум
Старожил форума
30.11.2008 19:23
Я на Чукотку крайний раз "пароходом" ходил в июле - августе 1991 года на "Айсберге" Если бы Вы раньше выпустились, то и на Чукотке бы увидели "морских" пилотов -пограничников. А так - это был "последний поход" После этого мы больше не ходили на Чукотку. Во первых палуба сгнила на "бабуинах", во-вторых Ка-25 списали. (Или если больше нравится, то наоборот....) А проект ПСКР под Ка-27 на Чукотку не пойдёт. Льдов "боится".
SKYPAN
Старожил форума
01.12.2008 02:32
Steel-major
Нормально все написано. Хорошо читается.
"...чувствуется, что автор не понаслышке знает о суровых буднях военных авиаторов-пограничников. Рассказы пронизаны духом самоотверженности людей, несущих службу в нелегких условиях Заполярья..." Ну и так далее и в том же духе:))))))))))))))
Спасибо, мне понравилось.
Steel_major форум
Старожил форума
01.12.2008 09:59
2 Petrovi4, Gmyrnik ПВ, SKYPAN
==============================
Спасибо за отзывы, а xolodenko за ссылку. Что не понаслышке, это точно.


to All

Уважаемые читатели\посетители. Есть у меня одно, ... хм... произведение, написанное, чтобы избавиться от воспоминаний о родном училище. Было время, когда снилось через день. КОгда "на бумагу" кинул воспоминания - отпустило. Получилось длинно и местами не смешно. Но жизненно. Как думаете, стоит ли ЭТО публиковать вообще, а если стоит, то выложить ссылкой на скачивание или по главам потихоньку здесь тянуть "кота за ... м-м-м... хвост".

Выглядит это примерно так:
***
Середина смены, почти все самолеты стоят на ЦЗ. Экипажи ускакали на стартовый завтрак. Те, кто припозднился с заруливанием, чертыхаясь, заканчивают заправку, чтобы потом быстро срубать насквозь прокеросиненными руками «стартуху», которую вот-вот принесут из столовой посланцы. Бортачи тащатся – вокруг море курсантов, можно не лазать самому на спину к самолету, не возюкать тяжелый и вечно грязный шланг, не вонять керосином. Вдалеке жужжит нудным шмелем возвращающийся из зоны запоздалый борт. Стартухи им уже не хватит. Последнему всегда не хватает… почему-то. Со стеклянной выси КДП на эту идиллическую картину умиротворенно взирает и.о. комэска, а сегодня еще и РП, майор Сергачев. Один борт на кругу – это не пятнадцать и можно, отключив мозг, смотреть на стоянку и рассеяно прихлебывать чуть теплый кофе со сгущенкой. Динамик командной радиостанции оживает на столе: «П-ш-ш-ш. Ф-ф-ф-фу» «Опять какой-то му**звон рукавом кнопку РАДИО зацепил», - лениво думает комэска. «Пш-ш-ш. Ф-ф-ф-фу», - РП лениво перебрасывает тангенту на столе в положение СВЯЗЬ: «Кто дует, прекратите». «Пш-ш-ш. Ф-ф-ф-фу», - хитрый комэска перебрасывает тангенту в положение ПЕЛЕНГ, надеясь увидеть привычную зеленую стрелу, указывающую на борт, вышедший на связь. Хренушки, передатчик слишком близко и на экране локатора расползается лишь безобразная зеленая клякса. Сволочь притаилась в одном из 15 самолетов на ЦЗ. «Пш-ш-ш-ш. Ф-ф-ф-фу». «Немедленно прекратите баловаться, - звереет в эфир Сергачев, - кто там дует?» «Пш-ш-ш-ш, ве-е-етер». И вновь лишь ошалелые июльские кузнечики тревожат эфир над аэродромом.

***

Я мимоходом упомянул, что дело шло к свадьбе. Старт этому процессу, как известно, дает подача заявления. По понятным причинам, я этого лично сделать не мог, но советское семейное законодательство разрешало сделать это заочно. Заполняешь свою половину заявления, заверяешь ее в ближайшем ЗАГСе, отсылаешь невесте, она заполняет свою и отдает в свой ЗАГС. И все. Один из моих лепших корешей, Шурик Петров, тоже давно собирался «замуж» (Света, привет!). Выяснив подробности и уточнив дислокацию, мы решили произвести совместный налет на Петровский ЗАГС.
Двухэтажный зеленый домик, вросший в землю, отчего первый этаж стал полуподвальным, большая комната со стульями вдоль стен, скрипучий деревянный пол, в дальнем от входа углу стол регистраторши, осененный гербом и флагом РСФСР, за столом женщина бальзаковского возраста. Мы оба в парадной форме, наглаженные и начищенные, загорелые красавцы с мужественными лицами. Далее диалог.
(Делаем синхронно строевой шаг вперед) – Здравствуйте!!!
(Женщина подпрыгивает на месте, с носа сваливаются очки) – Зд-драсте (подслеповато щурится)
- Мы к Вам по делу.
(надевает очки, видит двух красавцев, офигевает) – По какому?
- Хотим заявление подать (переглядываемся, вспоминая о своих невестах, отчего наши черты лица смягчаются, лица озаряются влюбленными улыбками).
- Чево?
(Еще раз переглядываемся, «глухая» читаем друг у друга в глазах, еще раз улыбаемся друг другу, делаем еще один строевой шаг вперед) – ЗАЯВЛЕНИЕ ПОДАТЬ ХОТИМ!!!
- Что, оба? (брови регистраторши в стремлении вверх пересекают верхнюю дужку оправы)
- Да, а что? (не, еще и тупая)
- А у вас увольнительные есть? (в конце фразы срывается на визг и пытается встать)
(Переглядываемся) – Да мы так у командира отпросились (первый раз слышим, чтоб в ЗАГСе еще и увольнительные спрашивали).
- Так командир что, (дрожащим голосом) в курсе?
(Мы, гордо) – Конечно, мы ни от кого не прячемся, своего решения не скрываем. Сейчас это проще, не застойные годы на дворе, а перестройка. Всех друзей пригласим, командование, чего тянуть, если мы друг друга любим, правда?
(Регистраторша обреченно) – Ну, берите заявление (протягивает нам ОДИН бланк).
- Это образец?
(Злобно набычившись стоя упирается руками в стол) – Нет, это вам!!
(Я) – Так второй дайте.
- Ф-ф-ф-ух. (дает нам второй бланк) Ну вас в жопу (уходит).
Мы с Шуриком недоуменно переглядываемся. Неужели в Петровске дурдом на каникулы распустили? Заполняем бланки, находим регистраторшу, она с ненавистью штампует бланки, выдыхая: «Н-на! Н-на!»
Выходим на улицу, проходим под впечатлением увиденного метров 200, потом переглядываемся, краснеем и начинаем хихикать. Господи, да мы тогда и слова такого «Ахтунг» не знали, а вот откуда у регистраторши взялись такие странные идеи?
Petrovi4 форум
Старожил форума
01.12.2008 10:40
2Steel_major:Целое завсегда лучше,чем частное и делимое...:)))Давайте все сразу,а то терпения не хватит ждать..Итак,ждем-с-с!
Старожил форума
01.12.2008 13:00
Steel_major, выкладывайте! Если молчат - это не значит, что не цепляет. Может, просто стесняются - как я, например :))) Потому что не в теме. Но ведь все равно интересно!
Steel_major форум
Старожил форума
01.12.2008 14:37
Ишшо мнения будут? Просто, если по частям, можно на дольше растянуть, а одним куском креативы у меня быстрее закончатся. Да и для одного куска еще вычитывать надо, ибо писалось для другого форума, надо будет "местные" жаргонизмы убирать, да и фамилии поубирать кое-где, чтоб однокашники потом не дулись.
SKYPAN
Старожил форума
01.12.2008 20:19
Steel_major
У Вас есть свои резоны - вот ими и руководствуйтесь, какие проблемы?
Получается по частям - ну пусть так и будет, тем более что с материалом и поработать, как говорите, надо.
Gmyrnik ПВ форум
Старожил форума
01.12.2008 22:00
Пиши не стесняйся!!!!
(Правда знакомые общие угадываются практически сразу....
По сему старайся конкретные ФИО не указывать, а то ещё обидятся.)
Меня на "погранце" за ссылку на твой рассказ "Погранвойска – страна чудес..." на " Биглере" в своё время подвергли такой обструкции.....(свои Камчатские пилоты....)

************************************
Надо сказать, что полеты строем никогда не были сильной стороной экипажей Ан-72 Камчатского полка (2 экипажа как раз сидели на усилении в Ставрополе). Точнее, они никогда плотным строем не летали, только на временнЫх интервалах. Но, Родина требовала подвига... В итоге ведомый, пристроясь к ведущему перед самым НБП (началом боевого пути), не загасил скорость и стал угрожающе наползать на ведущего. Тот, как мог, уворачивался. В этих душераздирающих маневрах совсем забыли о цели, дали залп в район баржи, промахнулись, гордой кучкой прошли над сторожевиком и растворились в синем небе.
*************************************
Правда, что-то не вспоминается такой случай, но может быть за давностью лет я уже и позабыл что-то....
Steel_major форум
Старожил форума
02.12.2008 09:55
2 Gmyrnik ПВ

Правда, что-то не вспоминается такой случай, но может быть за давностью лет я уже и позабыл что-то....
============================
А этот рассказ я слышал из уст Ахмадеева (летчик-инспектор в авиаотделе СВПО) своими собственными ушами. Вроде, Георгич, Пасеков еще. Конечно, полбайки я додумал, но что касается самолетно-вертолетной части, то из памяти доставал. Косвенно подтверждается наличие самого факта подобной показухи тем, что один погранфлотский товарищ с Биглер.ру слышал об этих "учениях" независимо от меня. Он же "морскую" часть правил, чтобы моряки какашками не кидались. Так что факт был, детали мы додумали, опираясь на жизненные реалии: "а как такое могло произойти в-принципе". Правки приветствуются. Лучше поздно, чем никогда.
Steel_major форум
Старожил форума
02.12.2008 10:06
2 Gmyrnik ПВ


http://www.pogranec.ru/showthr ...
Это? Ну, там до обструкции далеко. И вообще, волков бояЦЦа... Кстати, я на погранце не зарегистрирован, можно мой предыдущий ответ туда перепостить. Пусть меня пинают.
Steel-major
Старожил форума
03.12.2008 21:13
Друзья и коллеги, на пару дней возьму паузу. Готовить опусы к публикации некогда - участвую в показухе ака выставке. Буду с вайфая заглядывать на предмет модерирования, но не более. Кстати, ASUS Eee ... рекомендую всем. Только берите 9-дюймовый.
Gmyrnik ПВ форум
Старожил форума
04.12.2008 19:35
Steel_major:
А этот рассказ я слышал из уст Ахмадеева (летчик-инспектор в авиаотделе СВПО) своими собственными ушами. Вроде, Георгич, Пасеков еще.
***********************************************
Знакомые фамилии........
(Супруга Ахмадеева в младших классах учила мою старшую дочь.Если есть их координаты сбрось в личку на погранце.)
Пиши, у тебя не плохо получается......
Чуток приукрасить для дела не лишнее....
Интереснее читается.........
P.S. А от своих я отбился.....не привыкать.....
Steel-major
Старожил форума
04.12.2008 20:54
2 Gmyrnik ПВ

Не, координат Ахмадеева нет, да и разговорился он с нами тогда из-за того, что сравнительно недавно (в смысле, тогда недавно) в комиссии по нашей аварии был и рожи наши запомнил. Но я попробую у Пасекова спросить. Он сейчас на Камчатке, звонил сегодня (за мои опусы обозвал правачиной и обещал подзатыльника дать по старой памяти), сказал, что еще с "днем рождения" (нашим общим) поздравит. А это через 2 дня.
Старожил форума
07.12.2008 15:05
Steel-major, насколько я поняла, общий "день рождения" - сегодня? Даже если был вчера - я тоже поздравляю :))) И желаю везения, верной интуиции, точных решений, и, главное - долгих лет счастливой жизни! Спасибо Вам большое за Ваши рассказы - честное слово, их очень интересно читать. И побыстрее их сюда выкладывайте, пусть и по частям - все равно все сразу прочитать с экрана сложно, а растягивание удовольствия еще никому не вредило :)))
Gmyrnik ПВ форум
Старожил форума
07.12.2008 22:20
Чуток с опозданием, поздравляю с ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!
ВСЁ ХОРОШО, ЧТО ХОРОШО КОНЧАЕТСЯ!!!
Steel_major форум
Старожил форума
08.12.2008 10:22
Спасибо за поздравления. Сегодня обзвоню участников события, поздравлю с нашим общим "днем рождения". Ну, и раз зашел разговор, сегодня рассказ обо всем этом. Он, правда, уже был на авиа.ру в ветке про погранавиацию. Осторожно!! Многабукафф!

=============================

О подлости, Порядочности, и Профессионализме
рассказ-быль

Чтобы не сложилось впечатления о летчиках как об алкоголиках-лентяях, которые боятся прыгать с парашютом, а в свободное от водки время заняты придумыванием тупых шуток над сослуживцами, вот вам быль из былей. Смеяться здесь будет практически не над чем, хотя тема пьянства присутствует. Специфика, однако.
Кто не читал предыдущих опусов, напомню, что речь в них идет о суровых буднях пограничной авиации и замечательных людях, с которыми мне повезло служить.

Утром 5 декабря 1995 года я проснулся от жуткой головной боли, сухости во рту и тошноты. Обычно это состояние характеризовали фразой «как Кошики во рту побывали». Вася Кошик был особистом, курировавшим наше авиационное направление, зарекомендовал себя мужиком невредным и компанейским, но уж больно его фамилия с дежурной шуткой хорошо сочеталась. Накануне мы всем экипажем отдыхали на Паратунке. Это такая речка, вытекающая от подножья камчатских вулканов, горячая и несущая в себе гору полезного радона. Каждая уважающая себя организация на Камчатке имела собственную «паратунку» с банькой и бассейном. Мы, естественно, отдыхали на «пограничной паратунке».
Организовано все было на ура. По дороге в УАЗик-буханку было закуплено и загружено немеряное количество окорочков, пряностей и жидкостей для их засола, сопутствующих закусок и вино - водочных изделий. В сопровождении УАЗика-козла наша дружная компания в комплекте с парой-тройкой штабных окружных офицеров без лишних задержек доставили себя и снаряжение к месту организованного отдыха пограничников. Начали с вина и куриных шашлыков, продолжили водкой и ими же. Когда нанизывать и следить за шампурами стало некому, взгромоздили бачок с остатками курятины и заливки прямо на огонь, назвали это блюдо шурпой и продолжили отдых уже в бассейне, передавая по кругу бутылки с шампанским (пили из горла). Потом была «шурпа» и водка, потом провал в памяти, потом продолжение банкета на квартире одного из штабных, потом упертые в бока руки его жены и долгая дорога в гостиницу. Так я упивался всего два раза в жизни. Первый раз по неопытности (его я только что описал), второй – на почве «неразрешимых» семейных проблем.
Усугубляло ситуацию то, что просто уйти в полет нам не светило – сначала полет «на класс» молодого штурмана – Андрюхи Ермакова вместе с летчиком-инспектором авиаотдела округа. Дорога на аэродром и подготовка к вылету прошли как в тумане. Экипаж, презрительно-жалостливо поглядывая на ужравшегося правака (правак – правый, второй пилот многоместных самолетов), освободил меня практически от всех обязанностей, лишь бы медконтроль прошел. Прошел, погулял по холодку, полегчало. Мое рабочее место занял проверяющий, а я занял лавку в салоне, с отвращением разглядывая закупленные в преддверии Нового Года и Дня части «гостинцы» - десяток упаковок спирта, по нескольку водки, вина, шампанского, майонеза, шоколада, круги сыра, батоны колбас, коробки с яйцами, фруктами, селедочными консервами, мешки и сетки с картошкой, луком, капустой и т.д. и т.п. Голодный край – Чукотка, яйца и молоко считались лакомствами и каждый вылет в Магадан или на Камчатку сопровождался многочисленными заказами семьи и сослуживцев.
Слетали, вроде Андрюху ногами не пинали, видать успешно прошло, экипаж повеселел. Ближе к вечеру вылет