Мобильная версия
Войти

[правила] [список форумов]

Рубрика: Об авиации

Путешествие из Тбилиси в Москву

 ↓ ВНИЗ

AeroAlex форум
Новичок-курсант
19.01.2019 21:58
В августе 1989 года, на волне разгула гласности и демократии, на Тушинском аэродроме в Москве планировалось проведение грандиозного авиашоу, одного из первых после прекратившихся в СССР с середины шестидесятых годов показов авиационной техники, доступных широкой общественности.
Инициативная группа молодых сотрудников Тбилисского авиазавода не могла оставить без внимания столь знаменательное событие и решила организовать посещение этого праздника, благо, что регулярные рейсы заводских самолетов в Москву еще не прекратились. Получил приглашение и я, хотя к тому времени на авиазаводе уже не работал и на законных основаниях лететь со всеми не мог. Но меня заверили, что один из отлетающих, Мераб Лабадзе, находящийся в дружеских отношениях с членами экипажа и работниками аэропорта, берёт на себя все формальности по доставке моей персоны на борт заводского лайнера.
В назначенный день я был в обусловленном месте (возле весов) Тбилисского аэропорта, где уже начали собираться любители и ценители авиации. Вскоре появился и второй пилот нашего самолета вместе с полётным листом. Сверка фамилий в листе с наличием пассажиров показала отсутствие Мераба и присутствие «зайца» в моём лице. На вопрос: «А вы кто такой?», - все наперебой стали пояснять, что я от Мераба, которого нет. Для прояснения обстановки решили дождаться отсутствующего, но минут через 15 у пилота лопнуло терпение, он заявил, что уже пора лететь, а меня он сможет взять на борт только в том случае, если я самостоятельно проберусь на лётное поле и найду самолет, а они уж подождут. Мне не оставалось ничего другого, как согласиться, вручить свою дорожную сумку одному из путешественников и рысью направиться вдоль забора от здания аэропорта в сторону АТБ. Я легко пошёл на эту авантюру, так как в студенческие времена проходил практику на авиационно-технической базе (АТБ) Тбилисского объединенного авиаотряда, и с тех пор помнил о многочисленных дырах в упомянутом заборе, через которые и намеревался легко просочиться на лётное поле, а уж где искать наш Як-40, мне доходчиво объяснили заранее.
Но, к сожалению, никаких дыр не обнаружилось (как потом выяснилось, их заделали после очередной попытки угона рейсового самолёта свадебной бригадой с активным участием молодожёнов, но это уже совсем другая история), и мне пришлось преодолевать КПП, сбивчиво рассказывая вахтёру наспех придуманную историю о необходимости моего присутствия при размещении срочного груза на борту нашего самолёта. Врал я, наверное, убедительно, так как было получено разрешение проследовать на лётное поле, но радость моя оказалась преждевременной: пройдя с десяток шагов, я услышал позади окрик часового, который, придя в себя после моего эмоционального рассказа, предложил в качестве гарантии, оставить на КПП паспорт.
Весь стройный план полетел в тартарары, но пришлось подчиниться человеку с ружьём: любые другие действия с моей стороны справедливо вызвали бы ещё большие подозрения. Добравшись в беспаспортном режиме до честно дожидавшегося меня самолёта, я забрал свою сумку, обнаружил среди пассажиров появившегося-таки в последний момент Мераба, высказал ему всё, что думаю о его безответственном поведении, пожелал всем счастливого полёта, и, в расстроенных чувствах, побрёл обратно. На КПП охранник, возвращая паспорт, злорадно (как мне показалось) поинтересовался, всё ли прошло удачно. Скрепя сердце и рассыпаясь в благодарностях, я заверил его в блестящих результатах миссии.
По дороге на остановку городского автобуса я все же решил заглянуть в кассу аэропорта в надежде на наличие билетов в Москву. Надежда эта была весьма призрачной, так как в те времена, несмотря на двенадцать ежедневных рейсов, билеты чаще всего заканчивались через пару дней после начала их продажи, то есть, за месяц до вылета. Правда, существовали и другие способы добычи проездных документов, но это уже совсем другая история.
Как и ожидалось, билетов на Москву в кассе не оказалось, но тут по радио прозвучало сообщение, предлагавшее всем желающим отправиться в Воронеж на самолёте, вылетающем буквально через 15 минут. Уточнив тип воздушного судна (а им оказался Ту-154), я решительно приобрёл билет, и вскоре оказался на борту самолёта, на котором заканчивались приготовления к вылету в нужном мне направлении.
Тут необходимо сделать небольшое лирическое отступление, объясняющее мои, на первый взгляд, малопонятный действия. Дело в том, что самолёт Як-40, который в этот раз отправился в полёт без меня, как правило (при отсутствии попутного ветра), до Москвы, без промежуточной пересадки для дозаправки, не долетал. Дозаправляли его, обычно, в Адлере или Воронеже. В разговорах членов экипажа, услышанных мною краем уха перед вылетом, несколько раз прозвучало слово «Воронеж», из чего я сделал вывод, что на этот раз они будут садиться именно там. Почти двукратная разница скоростей Ту-154 и Як-40 (для этого я и выяснял тип ВС в аэропорту) давала надежду догнать и даже перегнать наш заводской самолёт на аэродроме дозаправки, то есть, в Воронеже.
C такими радужными надеждами я и летел в северо-западном направлении и уже представлял себе удивлённые лица своих товарищей, которых намеревался настичь в центре черноземной области РСФСР.
Достигнув места назначения и ступив на бетон Воронежского аэродрома я первым делом приступил к выполнению проверенного и не раз опробованного (это уже опять совсем другая история) плана: спрятался за основной стойкой шасси Ту-154, на котором только что прилетел, дождался отправки автобуса с прибывшими пассажирами к аэровокзалу, и пошел гулять по лётному полю в поиска нашего самолёта.
К моему разочарованию, ничего похожего на Як-40 на бескрайних просторах аэродрома не просматривалось, зато появился человек в спецовке. На мой вопрос, не видел ли он сегодня в этих краях чего-либо, похожего на Як-40, он, ничуть не удивившись, в свою очередь поинтересовался:
- Бортовой знаешь?
К счастью, бортовой регистрационный номер нашего самолета я по инерции запомнил, поэтому радостно закивал в ответ. Меня привели к какой-то будке на одной из самолётных стоянок, оттуда позвонили к диспетчерам, и те через полминуты любезно сообщили, что да, Як-40 с таким-то бортовым номером действительно находится в Воронеже, но на аэродроме местного авиазавода.
Впору было впасть в депрессию, но не поддался я этой напасти и решил задействовать запасной план. Здраво рассудив, что раз от Воронежа до Москвы значительно ближе, чем от Тбилиси (500 км вместо 2500), то можно попробовать добраться до столицы СССР и наземными видами транспорта.
Для очистки совести я заглянул в аэропорт (благо, что находился в пяти минутах ходьбы от него), узнал, что летают в Москву чешские 19-местные самолётики L-410, билетов на них нет, а очередь из полусотни человек, стоящая перед кассой в ожидании возможного снятия брони перед вылетом, не вселяла надежд на положительный исход дела. Осознав всю призрачность реализации вновь утверждённого плана с помощью «Аэрофлота», я отправился в ближайший к аэропорту узел коммуникаций – автовокзал.
Центр автотранспортного обслуживания встретил меня транспарантом перед кассой «Билетов на Москву нет, и не будет», а приватные беседы с водителями нескольких автобусов, следующих в нужном направлении, показали их совершенную незаинтересованность в нахождении моей особы у них на борту (даже в стоячем положении).
Осталось только направиться на ж/д вокзал, что я и сделал, воспользовавшись стареньким троллейбусом. Железнодорожники не стали оригинальничать и поначалу отказали в приобретении плацкарты, но потом предложили альтернативный вариант: за пять полновесных советских рублей купить единый билет на три электрички Воронеж-Мичуринск-Рязань, и, наконец, Москва. Причём, заверили, что в каждом пересадочном пункте расписание прихода и отправления электричек согласовано, и нужно будет только переходить из одного состава в другой.
Так как я уже исчерпал свою фантазию в поисках способов добраться до вожделенной Москвы, пришлось согласиться на эту экзотику. Вручая билет, кассирша посмотрела на меня почему-то с сочувствием, причину которого я понял немного позднее.
Времени до отправления было достаточно, я прогулялся по центру, купил в книжном магазине роскошную, богато иллюстрированную ГДР-овскую книгу “Das grosse Flugzeugtypenbuch” (потом мне пришлось об этом пожалеть, так как фолиант оказался не только богато иллюстрированным, но и отменно тяжёлым) и погрузился в первую электричку, отправлявшуюся в Мичуринск.
Под бодрый перестук колёс мы понеслись на родину знаменитого ботаника, людей, по мере удаления от Воронежа, становилось всё меньше, и вскоре я остался единственным пассажиром в вагоне. Из-за нестерпимой жары большую часть времени пришлось провести у открытого окна, наблюдая за развлечениями местной молодёжи: обстрелом камнями проходящих поездов. Один из мальцов оказался метким метателем - его камень угодил мне точнёхонько в палец левой руки, который немедленно посинел и начал распухать. Таким образом мы доехали до города Грязи, в котором, по необъяснимым причинам, пришлось задержаться почти на два часа. Наконец, с божьей помощью и распухшим пальцем, я добрался до Мичуринска, где обнаружил, что согласованная электричка в Рязань уже давно ушла, а следующая будет в три часа ночи.
Перспектива проведения ночи на вокзале не прельщала, поэтому я стал вести активные переговоры с проводниками проходящих поездов на предмет подсадки до Москвы. Увы, все были непреклонны, кроме бригады весёлых проводниц в стройотрядовской форме, которые любезно согласились меня пристроить. Уже находясь в вагоне, я, на всякий случай, поинтересовался, куда они едут. Оказалось, в Волгоград, в другую сторону. Пришлось срочно эвакуироваться из набирающего скорость поезда.
Со всеми этими перипетиями время пролетело быстро, и трёхчасовая электричка вскоре уже стояла у перрона. Я решил больше не испытывать судьбу, выбрал в пустом вагоне лавочку поуютнее, улёгся на неё, положив под голову сумку и через минуту сладко заснул.
Пробуждение наступило от настойчивого сотрясения моего плеча. Вокруг уже было светло, в вагоне уйма народу, но к спящему не решался приблизиться никто, кроме команды контролёров, которые и пытались меня растолкать. К их удивлению, несмотря на бомжеобразный вид, я оказался обилеченным, и, уже к своему удивлению, при документах, деньгах, и главное, при “Das grosse Flugzeugtypenbuch”.
Вскоре показалась Рязань, согласованная электричка, на этот раз, оказалась на месте, и через пару часов я уже прибыл в Москву.
С Казанского вокзала я немедленно отправился в Тушино, поразился количеству людей на аэродроме (как оказалось, в тот день посетителей было около ста тысяч), но легко отыскал тбилисскую группу, попутно встретив нескольких московских и даже харьковских знакомых.
Экспозиция показались грандиозной, особенно на фоне тотальной советской секретности, но наибольшее впечатление на меня произвел впервые увиденный вживую двухместный учебно-боевой СУ-27УБ. До этого эталоном красоты среди самолётов для меня был обычный СУ-27. Но здесь... Наглядное применение правила площадей, изящные линии, светло-голубой цвет...Красота, да и только!
Налюбовавшись этим чудом техники, грузинская фракция стала думать, как же ей отметить неожиданную встречу в столице. Решили не изменять традиции и отправиться в кафе “Лира”. История о том, как кафе “Лира” на Ленинградском шоссе, 33, стала местом паломничества работников Тбилисского авиазавода, заслуживает отдельного рассказа, но это уже совсем другая история.
Мне еще нужно было подумать о ночлеге, но звонок другу решил все проблемы, я был приглашён, избавился от осточертевшей тяжеленной сумки, и, наконец, с удовольствием постоял под душем.
В прекрасном расположении духа (все же стало получаться!), я спустился в метро и направился на станцию “Динамо”, около которой, как известно, располагалось вышеупомянутое кафе. Напротив меня в вагоне обнаружилось прекрасное создание женского пола в восхитительном голубом платье. Набравшись наглости (ведь всё получается!), я пригласил незнакомку в кафе, соблазняя перспективой общения с лучшими людьми известного авиазавода. Немного придя в себя, девушка пролепетала, что она, вообще-то, едет к подружке; я её приободрил, заверив, что подружка тоже приглашается.
Красавица колебалась, и я решил пустить в ход лесть: заявил, что красота её может сравниться только с красотой истребителя Су-27УБ. У прелестницы глаза полезли на лоб, а я ещё добавил, что и камуфляж у них похожий... Получив такой комплимент, представительница прекрасной половины человечества вероятно окончательно убедилась, что у меня, всё-таки, не все дома, быстро откланялась и убежала.
Повествуя уже в кафе о приключившейся в метро душераздирающей драме с авиационной составляющей, я поймал на себе недоверчивый взгляд своего однокашника Гарика Пахлеваняна.
- Неужели она была действительно такая красивая? - промолвил он с сомнением.
Эта история получила своё неожиданное продолжение спустя почти десять лет. Я уже обитал в Киеве, и во время очередного посещения исторической родины поучавствовал в традиционном застолье со старыми приятелями. Среди приглашённых были и два студента местного авиационного института, которым я был представлен. Пошептавшись между собой, они, извинившись, уточнили: не тот ли я А. Чубинидзе, который видел в Москве женщину, по красоте сравнимую с СУ-27УБ?
- А вы откуда знаете? - удивился я.
- Так это весь институт знает, - отвествовали они.
Вот так, незнакомая девушка в голубом платье, сама того не подозревая, стала знаменитостью, а может уже и легендой, Тбилисского авиационного института.
А возвращаясь к предмету своего повествования, замечу, что на следующий день мы отбыли домой; полёт, на этот раз, прошёл совершенно буднично, если не считать потерявшегося в Адлере во время дозаправки бортмеханика, но это уже совсем-совсем другая история.
Ty5
Старожил форума
31.01.2019 05:24
МАПовский ЯК-40, б/н 98110.
Penman форум
Новичок-курсант
01.02.2019 00:02
Прекрасный рассказ!
Но всё испортил предпоследний абзац:
"Эта история получила своё неожиданное продолжение спустя почти десять лет. Я уже обитал в Киеве, и во время очередного посещения исторической родины поучавствовал в традиционном застолье со старыми приятелями. Среди приглашённых были и два студента местного авиационного института, которым я был представлен. Пошептавшись между собой, они, извинившись, уточнили: не тот ли я А. Чубинидзе, который видел в Москве женщину, по красоте сравнимую с СУ-27УБ?
- А вы откуда знаете? - удивился я.
- Так это весь институт знает, - отвествовали они."
Ну кому интересны подробности чужого флирта, спустя десять лет!

"Маленькая ложь рождает большое недоверие"
(c)
Volna форум
Новичок-курсант
01.02.2019 00:28
Ну кому интересны подробности чужого флирта, спустя десять лет!
=====
запомнили то как раз не флирт, а неожиданное и прикольное сравнение !
красоты девушки с истребителем
Penman форум
Новичок-курсант
01.02.2019 01:00
Volna
Ну кому интересны подробности чужого флирта, спустя десять лет! ===== запомнили то как раз не флирт, а неожиданное и прикольное сравнение ! красоты девушки с истребителем
Ага!
И передавали из уст в уста десять лет...
Вы сами-то верите?

P.S.
Я, конечно, ещё тот эстет, но очароваться девушкой, похожей на истребитель...
А может быть это всё от того, что я пацифист?
Damaley
Старожил форума
01.02.2019 14:29
AeroAlex, здесь Ваши знакомые есть? https://www.forumavia.ru/t/68083/1/



 

 

 

 

Реклама от YouDo
Чтобы публиковать комментарии, вы должны войти на сайт.

Реклама на сайте Обратная связь/Связаться с администрацией
Рейтинг@Mail.ru